Анашкино

В Одинцовском районе имеются две деревни с этим названием. То Анашкино, что расположилось на правом берегу речки Дубешни, связано с именами людей, внесших значительный вклад в российскую историческую науку и культуру.

Впервые деревня упоминается писцовой книгой 1558 г. как владение жены Федора Болотникова Настасьи и ее сына Андрея. По данным переписи 1678 г. в сельце Онашкине значилось 5 дворов, где числилось 18 душ мужского пола. Владельцем его был Яков Максимович Стрешнев. В источниках под 1664 г. он упоминается в качестве воеводы в Коле, а в 1676-1680 гг. воеводствует в Олонце.

Судя по "Экономическим примечаниям" конца XVIII в., в сельце находился деревянный господский дом со службами, состояло 18 дворов, 76 душ мужского и 73 женского пола, а само оно принадлежало генерал-майорше Пелагее Ивановне Бланкнагелевой, урожденной Голиковой. Здесь у своей дочери провел последние годы жизни историк петровской эпохи Иван Иванович Голиков. Жизнь его была весьма любопытна. Родился Голиков в 1735 г. в Курске в купеческой семье. В 1779 г. он вместе с родственниками взял на себя питейные откупа Архангельска, Петербурга и Москвы. Но беспошлинный провоз в Россию "французской водки" обернулся для него не барышами, а тюрьмой. Незадачливого коммерсанта спасло близкое знакомство с президентом коммерц-коллегии А. Р. Воронцовым. Летом 1782 г. по замыслу Екатерины II в Петербурге был воздвигнут памятник Петру I. Манифест императрицы от 7 августа об открытии монумента предусматривал по поводу этого достопамятного события амнистию некоторым узникам. Покровитель внес Голикова в список "прощаемых государыней", и перед ним распахнулись двери казематов. По утверждениям современников, получивший свободу Голиков помчался на площадь, пал на колени перед "Медным всадником" и поклялся в память о своем избавлении от позора посвятить остаток жизни Петру Великому и написать историю его царствования. С тех пор к коммерции он не возвращался, а не имея большого достатка для обзаведения собственным домом и хозяйством, поселился у дочери.

Приступая к созданию фундаментального труда "Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам", Голиков отводил себе скромную роль "собирателя", полагая, что он "неискусный писатель и кроме русской грамоты ничему не учившийся и нимало не упражнявшийся в...словесных науках..." Но труд его увлек, и он написал довольно необычное для своего времени двенадцатитомное сочинение, которое издал в Москве в 1788-1789 гг. книгоиздатель и просветитель Н. И. Новиков. Первые девять томов представляли жизнеописание царя с 1672 по 1719 г., а последние три содержали публикацию 1427 писем и других документов, относящихся к Петру I.

Екатерина II благосклонно отнеслась к замыслу создания "Деяний...". Голиков, с присущей ему купеческой сметкой, своего не упустил и монаршее благоволение облек в свою выгоду - получил высочайшее разрешение работать во всех архивах империи, а главное - императрица открыла усердному разыскателю "Кабинет Петра Великого" - собрание документов, адресованных генеральному преобразователю России с его собственноручными записками и замечаниями. Вскоре из разных уголков страны к нему потекла корреспонденция - пухлые пакеты с петровскими бумагами и книгами, конверты с "Анекдотами" и воспоминаниями очевидцев.

Со свойственной ему настойчивостью и деловитостью Голиков решил свой труд продолжить. И в течение семи лет - с 1790 по 1797г. - он не просто написал, но и издал еще 18 томов, названных им "Дополнениями к Деяниям". В своих работах он сумел охватить более чем столетие русской истории - в первом томе Голиков рассказал об эпохе Бориса Годунова, а в последнем осветил состояние России после смерти Петра. Чтобы полнее представить петровскую эпоху исследователь наметил создать отдельно истории "слуг Петровых". Он и в этом деле, хотя отчасти, но преуспел. В 1800 г. вышло "Историческое изображение всех дел славного женевца Франца Яковлевича Лефорта... и сослужебника его... Патрика Гордона".

Для конца XVIII столетия - века Просвещения, труд бывшего курского купца был воистину титаническим. И современники его очень высоко оценили. Император Павел I в 1799 г. пожаловал Голикова в надворные советники, что по "Табели о рангах" соответствовало в военной службе званию подполковника. Одновременно этот чин давал обладателю дворянское достоинство. На протяжении всего XIX в. "Деяния" были очень популярным в России изданием. По утверждению современников "Голиков служил единственным серьезным источником для почти всех историков Петровского царствования". Особенно уважал труд Голикова император Николай I, по настоянию которого в 1837-1847 гг. были переизданы "Деяния" и "Дополнения" к ним. Как рассказывали люди, близко знавшие привычки царя, Николай I второе издание "Деяний" имел у себя настольной книгой.

Скончался Иван Иванович в Анашкине в 1801 г., в ту самую ночь, когда в петербургском Михайловском замке Платон Зубов, возглавлявший заговорщиков, запустил в висок табакеркой сумасбродному императору Павлу I. Свое последнее пристанище Голиков обрел на кладбище соседнего села Каринского. Могила его не сохранилась.

А еще через десять дней на столе у нового императора Александра I была найдена анонимная записка замечательного содержания: блистая богатством идей, умом, талантливостью и энергией автора, поражая простой задушевностью и в то же время страстностью стремлений, она рисовала перед царем программу либерального царствования, говорила о надеждах, возлагаемых Россией на молодого императора. Александр I крайне заинтересовался запиской и велел графу Палену и Д. П. Трощинскому найти ее автора.

Им оказался Василий Назарович Каразин. Он родился в 1773 г. на Харьковщине, учился в харьковском частном пансионе, в 1791 г. поступил на службу в Семеновский гвардейский полк, а затем перешел на гражданскую службу.

В ту пору Александр I стремился прослыть либералом. Встречу с Каразиным он обыграл, как подобало случаю: государь обнял его и во всеуслышание провозгласил, что желал бы побольше иметь столь смелых, мыслящих и патриотически настроенных подданных. Приобретя необычайную популярность в обществе, В. Н. Каразин довольно быстро сумел реализовать одну из своих идей - распространение в России учебных заведений. Среди дворян и купцов он собрал огромную по тем временам сумму в 618 тыс рублей. Эти средства были представлены императору, и по ходатайству Каразина были отданы на устройство университета в Харькове, каковой и открылся в 1805 г.

Женат был Василий Назарович на внучке И. И. Голикова, и таким образом Анашкино перешло к нему. Здесь в начале XIX в. им был выстроен опытный завод для выработки сахара из свеклы. В 1818 г. местные крестьяне освободились от крепостной зависимости.

В 1820 г. Каразин представил Александру I записку о положении крестьян и тогдашнего российского общества. Но времена изменились. Дерзость тона и содержание записки государю не понравились, и Василия Назаровича "для острастки" ненадолго заключили в Шлиссельбургскую крепость, по выходе из которой он проживал под надзором полиции, без права жительства в Москве и Петербурге.

После его смерти в ноябре 1842 г. Анашкино достается его старшему сыну штабс-ротмистру Николаю Васильевичу Каразину. По данным 1852 г. в сельце находилась усадьба владельца, где он жил постоянно, 17 дворов и две "нанковые светлицы", и числилось 77 душ мужского и 85 женского пола. Через тридцать лет в Анашкине проживал 151 человек и значилась усадьба Каразиных.

По сведениям переписи 1926 г. в 23 дворах деревни проживало 113 человек, а в бывшей усадьбе размещался исполком Ягунинской волости и больница. В годы Великой Отечественной войны все усадебные постройки, небрежно использовавшиеся после революции, окончательно разрушили отступающие фашисты, а сама деревня была сожжена. По данным переписи 1989 г. здесь проживало 435 человек, и уже ничего не напоминает здесь о прошлом и людях, связанных с этой землей.

А. В. Нефедов

Просмотров: 3494
Опубликовано: 16.11.2005, 03:00
Изменялось: 16.11.2005, 16:23