Гигирево

Гигирево, лежащее на правом берегу р. Москвы к западу от Звенигорода прежде называлось Гиревым, и, судя по всему, его название происходит от татарского имени Гирей. Так, вероятно, звали одного из слуг тех многочисленных татарских царевичей, которые владели Звенигородом в XV-XVI вв.

По данным 1786 г. оно находилось во владении княгини Настасьи Ивановны Несвицкой, распоряжавшейся и селом Поречье. В "Экономически^ примечаниях" конца XVIII в. упоминается как сельцо, принадлежавшее коллежской советнице Анне Стефановне Тутолминой. Тогда здесь находились господский деревянный одноэтажный дом со службами, семь дворов, где числилось 19 душ мужского и 22 женского пола. Крестьяне жили "посредственно зажиточно", а женщины занимались домашними рукоделиями. Спустя полвека, по данным 1852 г., сельцо принадлежало действительному статскому советнику Матвею Андреевичу Баталину и в его 15 дворах проживало 59 мужчин и 55 женщин. После реформы 1861 г. местные крестьяне получили на одну ревизскую душу по 2,9 десятины земли, но ее не хватало, и многие, иолучив свободу, уходили на заработки в Москву. Другие, скопив деньги, открывали свои мастерские. Разбогатевший крестьянин Сергей Кузьмич Андреев основал в сельце небольшую фабрику по изготовлению из липы тарных ящиков для чая. Пользовавшихся постоянным спросом у московских чаеторговцев.

Судя по материалам 1890 г., в селе Гигиреве проживало 134 человека, а владелицей местной усадьбы являлась госпожа Ленгерт. В 1908 г. усадьбу приобретает Николай Константинович Прохоров, известный фабрикант, владелец Московской Трехгорной мануфактуры. По рассказам старожилов, в Гигирево он приезжал с красавицей женой, детьми и друзьями. Часто можно было видеть, как кучер катал на тройке его двух подростков-сыновей. По воспоминаниям Ивана Сергеевича Шабанова, жителя деревни, сам Прохоров был среднего роста, прихрамывал на одну ногу, одевался просто, утром любил вставать рано, даже раньше своих работников. Его усадьба состояла из четырех зданий, два из которых были двухэтажными, мастерских, кирпичной конюшни, где стояли три пары орловских рысаков для выезда и несколько лошадей для хозяйства. Происходя сам из крестьян, Прохоров внимательно относился к нуждам местных жителей. В 1909 г. сгорел дом крестьян Чижовых. На просьбу о помощи Прохоров выделил им денег, лес и кирпич. В построенном доме Чижовы жили несколько десятилетий.

После революции 1917 г. Прохоров бросил все нажитое на произвол судьбы. Усадьба, оставшаяся без хозяйского глаза, быстро пришла в упадок. Один из ее домов перевезли в соседнее Каринское для устройства санатория. Остальные здания, кроме кирпичной конюшни, уничтожил пожар в 1920 г.

По сведениям переписи 1926 г. в селе проживало в 23 хозяйствах 112 человек, имелась школа первой ступени. В 1929 г. создается колхоз "Верный путь", первым председателем которого был Петр Кузьмич Копыткин. В помещении прохоровской конюшни организовали про¬изводство деревянных пишущих ручек, а с 1959 г. стали изготавливать отвертки.

В 1941 г. Гигирево оказалось на линии фронта. Немцы захватили Каринское, Устье и другие селения на левом берегу реки. Гигирево взять им не удалось, хотя сюда заходили их разведчики. Крестьяне, бросив имущество, бежали в деревню Ястребки, где скитались больше месяца. От бомбежек было сожжено восемь домов, а из 19 ушедших на фронт жителей не вернулось 9 человек.

Позднее деревня отстроилась, и по данным переписи 1989 г. в ней значилось 115 хозяйств и 387 постоянных жителей.

К.А.Аверьянов, Н.А.Араловец

Просмотров: 3767
Опубликовано: 16.11.2005, 03:00
Изменялось: 16.11.2005, 18:49