Яскино

Целый ряд подмосковных селений исчез с лица земли, поглощенный расширяющимися городами. Так произошло и с селом Яскиным, вошедшим в черту Одинцова.

Первые сведения о Яскине относятся к 1627 г., когда это было сельцо "на пруде", принадлежавшее Андрею Ивановичу Чепчугову и доставшееся тому как "старинная его родственная вотчина". В сельце находились двор вотчинника, 4 двора людских, 4 двора крестьянских и 5 дворов бобыльских, где в общей сложности значилось 11 человек.

Чепчуговы принадлежали к московским дворянам и были довольно заметным родом. Отец Андрея Ивановича - Иван Никифорович в Смутное время служил Василию Шуйскому, а дед Никифор Павлович во второй половине XVI в. являлся воеводой и был довольно близок к Борису Годунову, который, по словам одной летописи, через своего любимца Клешнина подговаривал его вместе с другим московским дворянином Григорием Загряжским взять на себя убийство царевича Дмитрия. К чести Чепчугова и Загряжского надо сказать, что они. будучи людьми богобоязливыми, отказались от этого предложения, и Годунову ничего не оставалось, как отомстить им. Летопись говорит, что Борис "многие беды и злые напасти содеяку им", но какие это были беды и напасти - до нас сведений не дошло.
Перепись 1646 г. застает Яскино во владении Алексея Степановича Чепчугова и Павла Федоровича Клементьева. В сельце было два двора вотчинников, 5 крестьянских и 5 бобыльских дворов, где числилось 28 человек.

В 1678 г. селом владел Александр Севостьянович Хитрово. Свою службу он начал в 1649 г. стольником, затем принимал участие в военных походах, был ранен, воеводствовал в Свияжске, а в 1671 г. был пожалован в думные дворяне. Будучи близок к старшему сыну царя Алексея Михайловича Федору, в 1676 г. он устраивал всю церемонию его венчания на царство и в том же году получил чин окольничего. Скончался он в 1686 г., и Яскино унаследовал его сын Федор.

При этом владельце в 1702 г. здесь была построена деревянная церковь во имя Иоанна Богослова и Яскино стало селом. По описанию 1704 г. в селе значились 11 крестьянских дворов с 57 душами и выстроенная церковь, которая по каким-то причинам все еще не была освящена. После смерти Федора Александровича Хитрово село перешло к его вдове Марье Федоровне, а в 1730 г. Яскино принадлежало Павлу Ивановичу Ягужинскому.
Ягужинский был весьма характерной личностью петровского времени. Его отец, бедный литовский органист, в надежде на лучшую жизнь, покинул в 1687 г. родину и переехал с семьей в Москву. Сначала он служил при лютеранской церкви в Немецкой слободе, потом поступил на военную службу и дослужился даже до чина майора. Его сын Павел, родившийся в 1683 г., сделал гораздо более головокружительную карьеру.

Будучи красивым, живым и остроумным ребенком, он обратил внимание фельдмаршала Федора Алексеевича Головина, который сделал его своим пажом. В 1701 г. случай дал возможность Ягужинскому заговорить с царем. Петру I понравилась красивая речь, умение ясно и образно выразить мысли, и он зачислил его в гвардейский Преображенский полк, сделав своим денщиком. В этой должности он умел угодить не только царю, но и тем сильным людям, в руках которых было его будущее. Чтобы влиться в среду, он переходит в православие, и в 1710 г. был уже камер-юнкером и капитаном Преображенского полка. Около этого времени он женится на Анне Федоровне Хитрово и, получив за ней огромное приданое, сразу делается одним из богатейших людей своего времени. После смерти тещи ему достается и Яскино. Карьера Ягужинского продолжалась очень успешно. В 1711 г. он становится генерал-адъютантом, а в 1712 г. среди немногих вельмож присутствует на свадьбе государя с Екатериной I и, более того, приглашал гостей на церемонию и бал. Этими успехами Ягужинский был обязан не столько "случаю", сколько своим способностям (он знал несколько языков и был сведущ во многих науках) и трудолюбию. В 1722 г. при учреждении должности генерал-прокурора Сената Ягужинский получил этот пост, который сохранил и при Екатерина I, несмотря на враждебное отношение Меншикова. В дальнейшем, хотя у него были и временные падения, Ягужинский сохранял власть до своей смерти в апреле 1736 г.

Семейная жизнь Ягужинского складывалась напротив, очень неудачно. Его первая жена Анна Федоровна Хитрово оказалась особой очень неуравновешенной, совершала такие поступки, которые дают повод подозревать душевную болезнь. Во время частых отлучек мужа она стала страдать "меланхолией", выражавшейся не только в тоске, но и в буйствах. При отъезде мужа в 1720 г. с посольством в Австрию они приняли такой характер, что домашние решили довести их до сведения хозяина. Вернувшись из-за границы и застав жену в крайне непотребном виде, Ягужинский, имея в виду трех детей, решился не оставлять ее, надеясь, что его присутствие прекратит безобразия супруги. Но они возобновились. Слухи об этом дошли до царя, и он заставил любимца начать бракоразводный процесс. Синод начал следствие. Выяснилось, что Ягужинская часто убегала из дому, ночевала неизвестно где, вела знакомство с непотребными женщинами, бродила вне дома раздетая, скакала "сорокой", ворвалась в церковь, оскорбляла священника. Первоначально Синод вынес ей предупреждение, но она не изменила своего поведения, совершая новые "мерзости" и бесчинства. Новое следствие подтвердило эти факты, и она была арестована. Ягужинский, вернувшись из отлучки по служебным делам, взял жену домой и "дал ей волю во всяком довольстве жить и ездить, гулять по ее собственной воле", с условием только ночевать дома. Но она вновь не оправдала доверия мужа, и в итоге она в 1723 г. была сослана в монастырь, и через несколько лет ее следы теряются.

После смерти Ягужинского Яскино в качестве приданого за его дочерью Екатериной досталось Василию Аврамовичу Лопухину. Он был родным племянником царицы Евдокии Федоровны, первой жены Петра I. Чуждый придворных интриг, он служил генералом во многих военных походах и, командуя левым крылом русской армии в битве при Грос-Егернсдорфе в Семилетнюю войну (1757 г.), был тяжело ранен и скончался. Только через семь лет его тело было перевезено в Россию и предано земле в Москве.
В 1786 г. за секунд-майором Николаем Федоровичем Колычевым в селе

значилось 88 ревизских душ. Позднее Яскино достается представителю фамилии Демидовых - Льву Прокофьевичу Демидову (1745-1800). При нем, согласно "Экономическим примечаниям" 1800 г., в селе имелись деревянная церковь Иоанна Богослова, деревянный одноэтажный господский дом на каменном фундаменте. В регулярном саду была устроена оранжерея. Отмечен 21 двор, где было 80 мужчин и 107 женщин. Крестьяне находились на барщине и жили "посредственно".

По данным 1852 г. Яскиным владел князь Сергей Иванович Гагарин и в 24 дворах сельца проживало 93 души мужского и 91 женского пола. В 1890 г. здесь значится 178 жителей и усадьба госпожи Карзинкиной.

С переходом усадьбы в собственность семьи Карзинкиных имение становится одним из центров художественной и музыкальной жизни Москвы. Числится она за Софьей Николаевной Карзинкиной, у которой постоянно живут и собираются ее дети. Известный своей долголетней и тесной дружбой с Ф. И. Шаляпиным Александр Андреевич - археолог и нумизмат. В 1904-1913 гг. он состоял в Совете Третьяковской галереи, ас 1918 по 1929 г. работал научным сотрудником Исторического музея. Елена Андреевна, жена писателя Телешова, сама занималась живописью и всегда быа окружена художниками. Она стала последней и горькой любовью И. И. Левитана. Незадолго до смерти Левитан напишет: "Как-нибудь все-таки наперекор жаре и сердцу, - возьму да и приеду в Одинцово". Наконец, супруга А. А. Корзинкина - знаменитая прима-балерина Большого театра А. А. Джури. И эта страница была едва ли не самой яркой в истории этой подмосковной усадьбы.

Деревня росла, ее жители занимались сельским хозяйством, а часть - извозом в Москве. Многие с открытием кирпичных заводов в соседнем Одинцове работали на предприятиях Якунчикова, Шейкина, Боровкова и Горячева. Еще до Великого Октября в ближнем селе Акулове была открыта начальная школа, где обучались и яскинские ребята. Среди жителей многие занимались спортом, имелись целые "династии" футболистов, лыжников, легкоатлетов. Их имена помнят и сегодня: братья Завидоновы, Радины, Елины, Сергей Захаров и другие. Перепись 1926 г. застает в деревне 90 хозяйств и 419 жителей. Имелся сельсовет.
После Великой Отечественной войны Яскино вошло в состав города

Одинцово и на ее месте были построены склады московских и одинцовских предприятий. Интересно, что при проведении строительных работ в 1986 г. удалось найти небольшой (высота 36 см, вес - около 30 кг) колокол из местной церкви, отлитый в 1793 г. Ныне его можно увидеть в одинцовском музее.

Лит.: Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы... М., 1886. Вып. 3. С. 91-93.

А. А. Пузатиков, К. А. Аверьянов

Просмотров: 4613
Опубликовано: 28.11.2005, 03:00
Изменялось: 22.03.2006, 11:09