Подарок для Беллы

01 февраля 2013, 16:33

Трубку мобильного телефона к уху в ответ на звонок.

— Да, Александра Фроловна!

Хорошо, что в Питере такое же качество сотовой связи, как и в Москве. А то бы теща не дозвонилась. И не узнал бы, что Алену увезли в роддом.

— Когда? Воды? Отошли? Так рано же… Куда? Точно в семнадцатый? Да, сегодня еду. Уже собрался. Прямо сейчас. Да, скорым. Сидячим.

Алена… Как же так? Всего три дня отсутствовал. А ведь, когда уезжал, то специально вместе пересчитывали сроки. Получалось, еще неделя в запасе. Казалось, куча времени. Ну и где она, неделя?

— Вы не волнуйтесь, Александра Фроловна! Все будет нормально. Главное, в нужный роддом положили. Да, хороший. Нет, стафилококка там нет. Проверяли. И врачи опытные. Кричала? Не переживайте! Я вечером уже буду дома… Конечно. Слушайте, какая еда может быть? Ну, ладно, ладно не плачьте… Да, селедку под шубой с удовольствием. У Вас она прекрасно получается. Спасибо! Тороплюсь, тороплюсь. Пора на вокзал. До свидания!

Надо же! Дочь в роддом увезли, а она об ужине для зятя думает! И чего я так резок был? Надо бы помягче, Фроловна тоже переживает. Ладно, если успею, то в Москве розы куплю.

***

Хорошо, что сидячий вагон заполнен на треть. Свободно. Впереди и рядом никого нет. Только сзади. Словно один еду.

Надо успокоиться, надо взять себя в руки…

Эх, Алена, Алена! Ведь даже не знаем, кто будет, мальчик или девочка? В консультации объяснили, что в редких случаях нельзя по УЗИ определить пол ребенка. Ха, и у нас именно «редкий» случай! Предложили сделать прокол в животе и по жидкости определить. Но мы с Аленой отказались. А вдруг инфекция? От сегодняшней медицины можно чего угодно ждать…

Все будет нормально! Надо успокоиться.

 

***

— Где-то в 1972-м году моя мама, а твоя пробабушка, была командирована в Англию.

— Наша баба Нина?

— А? Говори сюда.

— Это сказка или правда?

— А? Правда.

— Дед, а я хотел сказку!

— Не перебивай! Я тебе уже все сказки пересказал. Слушай теперь историю про свою пробабушку, меня и деда Андрея.

Что ж так громко? Где-то было зеркальце. Ага, вот оно. Посмотрим украдкой…

Сзади седой мужчина лет пятидесяти и мальчик. У деда слуховой аппарат. Все ясно! Придется слушать всю дорогу стариковские байки. На максимальной громкости. Хотя, быть может, успокоюсь? Да и привыкать уже надо к отцовству. Опыта развлечения детей набираться.

Успокоиться, закрыть глаза и слушать, слушать.

 

***

В то, советское и странное, время было очень трудно получить разрешение на загранкомандировку в капстрану. Мы жили за «железным занавесом» в закрытой стране. Однако твоей прабабушке повезло, ее доклад приняли на престижную научную конференцию. А о престиже советской науки тогда очень заботились!

В общем, та командировка должна была продлиться всего лишь неделю. Но и это была большая удача! Шутка ли, своими глазами увидеть Лондон и Белфаст, о которых все мы знали только из передач телевидения и радио. Ради этого можно было и потерпеть многочисленные собеседования: на Ученом Совете, в парткоме института, в райкоме КПСС, на комиссии горкома…

В самолете вместе с делегацией советских ученых, в которую входила баба Нина, летел и сам Булат Шалвович Окуджава.

Нет, правильно не Окуджав, а Окуджава. Запомни.

Кто это?

Как бы попонятней объяснить? Он певец был, песни сочинял, стихи писал.

Тимати? Это тот, что ли, дерганный весь? Ну, наверное, похожи. И Окуджава в одном и том же пиджаке ходил, и Тимати твой всегда с татуировками. Только реп не исполнял, а так, под гитару про Смоленскую дорогу, виноградную косточку, комиссаров, пыльные шлемы, и еще книжки интересные писал.

В общем, баба Нина познакомилась в салоне с известным поэтом и певцом. Весь полет болтали о том, о сем, а, в общем-то, ни о чем. Когда самолет приземлился, Окуджава спросил, долго ли она пробудет в Англии?

— О, всего неделю. Три дня продлится конференция, а потом нам разрешили посетить Белфаст.

— А мы здесь будем почти месяц. У нас с московскими писателями целый круиз по Англии и Ирландии. И просят дать несколько концертов. Не знаю, соглашаться ли? Опять какие-нибудь проблемы начнутся.

Прабабушкина командировка заканчивалась в Белфасте. Весь город был заклеен афишами с портретами Окуджавы.

В конце командировки она получила записку.

«Нина Васильевна! Нам очень надо встретиться. Окуджава».

В записке было указано время.

Они встретились.

— Пожалуйста, Нина Васильевна, когда вернетесь в Москву, передайте это. А цветы Вам.

— Спасибо. Конечно, передам. А кому?

— Дайте, пожалуйста, Ваш домашний телефон. Позвонят.

Твоя прабабушка тогда написала номер телефона на какой-то бумажке, взяла сверток и цветы, после чего они расстались.

 

***

Поехали. Ну, наконец-то! Не могу в окно смотреть. Подташнивает. Мелькает все быстро, надо шторку закрыть.

Да уж! Раньше врачи-то были лучше. Конечно, аппаратура у них была аховая, но зато умом брали. Вон, вчера компаньон историю рассказал про питерского акушера, который в середине двадцатого века без всякого УЗИ пол ребенка безошибочно определял. Как там было? Сейчас вспомню… Ага…

Приходит к тому акушеру дама на последних неделях и спрашивает про пол будущего ребенка. Доктор смотрит на нее внимательно, говорит отчетливо «мальчик» и что-то пишет в записной книжке. Дама уходит успокоенная и через некоторое время рожает девочку. «Вы ошиблись, доктор!» — упрекает она акушера при следующей встрече. «Не может быть! Это Вы, наверное, перепутали. Давайте посмотрим, что в записной книжке написано» — смотрят, а там против фамилии женщины написано «девочка». Вот так и не ошибался, знаток женской психологии!

А сейчас? Двадцать первый век, суперскорый поезд «Питер-Москва», жена в лучшем московском роддоме, а я не знаю, наследник или наследница?

Надо успокоиться. Мысли все время вокруг Алены вертятся. Закрыть глаза, попробовать вздремнуть.

 

***

Когда баба Нина вернулась в Москву, то положила этот сверток на шкаф и строго-настрого наказала нам с братом… да, да, извини, дедом Андреем… не трогать посылку.

Помню, было очень интересно, что же там?

Сверток пролежал на серванте почти три дня. Да…

Это были трудные три дня. Но мы с дедом Андреем честно не прикасались к чужой вещи, мы отрабатывали силу воли…

Однажды, когда я был один в доме, раздался телефонный звонок.

А? Нет, тогда мобильных еще не было. Это был большой черный аппарат с диском.

А? Чего смеешься? Диск? Да, на тех телефонах были круглые диски с дырочками по краю. Надо было вставлять палец в дырочку над нужной цифрой и крутить диск. Так набирали нужный номер. Никаких кнопок. Правда!

Ну, конечно, можно было застрять пальцем! Если палец толстый.

Все, все, хватит смеяться. Слушай дальше.

В общем, я взял тогда трубку.

— Здравствуйте. Я знакомая Булата Окуджавы. Вы знаете, он должен был передать сверток, — произнес очень знакомый женский голос.

— Да, конечно, приезжайте, — я назвал адрес.

— Это недалеко. Сейчас приеду.

Я ждал, думая о том, почему же этот тембр, интонации такие знакомые? Слова при произношении немного растягивались, придавая речи характерную мелодичность и певучесть.

Где же мог слышать этот неповторимый голос? Будущая гостья так и не представилась.

Раздался звонок. Я распахнул дверь. На пороге стояла симпатичная, черноволосая женщина.

— Добрый день. Меня зовут Белла Ахмадулина…

И я вспомнил. Совсем недавно в кино…

А? Какой Аймакс? Какое тридэ? Тогда большинство фильмов черно-белыми были. Даже на афишах помечали «цв», если фильм цветной был.

В общем, совсем незадолго перед этой встречей я смотрел фильм «Живет такой парень», а женщина, которая стояла передо мной, играла в нем журналистку. Вот почему голос был так знаком! У нее был очень характерный голос. Запоминающийся.

А еще было необычно видеть на фоне синеватых стен подъезда персонаж фильма! Было полное ощущение, что сказка стала явью, что богиня спустилась с небес.

А? Семнадцать. А деду Андрею девять. Как ты сейчас. Да, я старше на восемь лет.

А? Дальше? Дальше-то все было просто.

Белла взяла сверток. Тут же распаковала его, чем полностью удовлетворила мое любопытство.

— Ах, какой Булатик молодец! Все это мне очень пригодится!

А вечером меня пытал брат. Правильно, дед Андрей.

— Васька! Скажи все-таки, негодяй, что же там было в свертке?

Помню, я минут двадцать мучил брата, но потом сдался.

— Там был шикарный набор косметики. Мазики, кремики, разноцветные тени и много-много разных щеточек…

***

— Да, Александра Фроловна! Да, приехал. На вокзале. Только с поезда. Иду такси ловить. Как «не торопиться»? Как «уже родила»? Не может быть! Кто? Девочка? Вот… Сколько? Три с половиной? Рост пятьдесят? Большая какая… Как Алена? Хорошо. А Вы как хотите? Ольгой? Нет, мне не нравится… Мне-то? Думаю. Мы еще посоветуемся с Аленой, но мне очень нравится имя «Белла».

34.204.43.11

866
Ошибка в тексте? Выдели её и нажми Ctrl+Enter
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса