Полвека в строю

Николай МИТРОНОВ. Фото автора и из архива И. Н. Анашкина
07 декабря 2004, 17:00
Декабрь для Ивана Николаевича Анашкина — месяц памятный. В далеком 1941 году именно в декабре началась первая успешная войсковая операция, в которой он участвовал, — контрнаступление Красной армии под Москвой, и в декабре же, 25 лет назад, — последняя в его боевой биографии война в Афганистане. Иван Николаевич считает, что ему повезло: Великую Отечественную прошел от лейтенанта до подполковника, ни разу не был ранен или контужен, в послевоенное время дослужился до генерал-лейтенанта, два года воевал в Афганистане, награжден шестнадцатью орденами и многими медалями, удостоен различных почетных званий. Он — почетный гражданин города Звенигорода, села Каринское нашего района и польского города Познань, председатель Объединенного совета ветеранов артиллерии Москвы и Московской области, член президиума Московского городского комитета ветеранов войны. Но главным в своей жизни Иван Николаевич считает своих многочисленных друзей, которых приобрел в военное лихолетье и мирные годы, крепкую и дружную семью и, конечно, бесконечные воспоминания о пройденном по чести и совести жизненном пути. Родился Иван Анашкин в 1919 году в Рязани. В 1936-м поступил в Рязанское артиллерийское училище, которое окончил досрочно (армии не хватало офицерских кадров после волны репрессий, прокатившейся по стране), стал старшим адъютантом дивизиона, а в начале Великой Отечественной, 6 августа, получил назначение в 1-й гвардейский минометный полк. В первых числах сентября 1941 года в составе 3-го дивизиона гвардейского минометного полка Иван прибыл на Брянский фронт. Немцы завершали подготовку первого генерального наступления на Москву. В два часа ночи 1 октября батареи дивизиона вышли на позиции, зарядили боевые машины и подготовились к огневому удару. Против правил противник без артподготовки перешел в наступление. С утра дивизион произвел залп, атака заметно ослабла, но через два часа возобновилась, пошли немецкие танки. Здесь Анашкин впервые увидел немцев и их технику в непосредственной близости. А у моста через речушку Рессета он в первый раз оказался в окружении. Выходили из окружения без техники несколько дней, с 13 по 20 октября 1941 года, к городу Белову, а затем на автомобилях через Тулу отправились в Москву — в штаб гвардейских минометных частей. Наступление немецко-фашистских войск на столицу продолжилось с 20 сентября по 1 октября. Прорвав нашу оборону танковыми группами, противник вышел к Вязьме. Окруженные под Вязьмой и Брянском войска Красной армии сковывали крупные силы врага, задерживая его продвижение к Москве, перед которой какое-то время не было сплошной линии фронта. В кратчайший срок советскому командованию удалось восстановить сплошной фронт. И все же противник, используя свое превосходство, занял Калинин, Малоярославец, Можайск, Волоколамск, приблизившись к столице на расстояние 80-100 километров. 25 октября было завершено формирование 5-го отдельного гвардейского дивизиона, костяком которого стали командиры и бойцы бывшего 3-го дивизиона 1-го гвардейского минометного полка. В командование вступил Ф.Ф. Терешонок, И.Н. Анашкин вновь стал командиром батареи, начальником штаба — Ю.А. Павлов. В пятидневный срок дивизион был укомплектован призывниками и добровольцами из Подмосковья. В это же время на Звенигородском направлении к западу от Москвы шли упорные оборонительные бои. Здесь сражались части 144-й стрелковой дивизии генерал-майора М.А. Пронина. На наблюдательный пункт 12-го стрелкового полка в деревне Локотня, где находились наблюдатели Анашкина, неожиданно прибыл командующий 5-й Армией генерал-майор артиллерии Л.А. Говоров. В годы войны было редкостью, чтобы столь высокий военачальник лично ставил задачу командиру батареи. Командарм, заслушав доклад командира полка о значительных силах пехоты и танков противника в районе села Колюбакино, приказал нанести по ним огневой удар. В считанные минуты батареи лейтенантов Константинова и Анашкина заняли огневые позиции. На фашистские войска, готовившиеся возобновить наступление на Звенигород, обрушился шквал огня реактивных установок и артиллерии. Наступление врага было задержано на несколько дней. Несмотря на огромные потери, немцы предприняли новую попытку захватить Москву. 16 ноября они начали второе генеральное наступление. — Перед одним из боев мне было приказано установить взаимодействие с батальоном 144-й стрелковой дивизии, который упорно оборонялся южнее Каринского,— рассказывает Иван Николаевич.— Дело было ранним утром 16 ноября. Прибыв на наблюдательный пункт батальона, я повстречался с тремя молодыми, как и я, лейтенантами: командиром, начальником штаба и заместителем командира по политической части. Оценив обстановку, предложил им подготовить батарейный залп реактивными снарядами по готовившемуся к атаке противнику. Батарея своим огнем смела пехоту немцев, что позволило нашим воинам удержать занимаемые позиции. Немцы, не сумев овладеть Звенигородом с запада, решили обойти его с севера. Завязались упорные бои за село Ершово. Залпами минометчиков, огнем артиллерии и оборонявшихся здесь подразделений одного из полков 144-й стрелковой дивизии наступление противника на несколько суток было приостановлено. 1 декабря немецко-фашистским войскам удалось прорвать наши рубежи в шести километрах севернее Наро-Фоминска, на стыке 33-й и 5-й Армий. Частями резерва армий был подготовлен контрудар, в поддержке которого участвовала 1-я батарея гвардейских минометов. 2 декабря 1941 года командир дивизиона получил приказ командарма 5-й Армии генерала Л.А. Говорова подготовить и произвести залпы по противнику в районе села Акулово, на участке 32-й стрелковой дивизии полковника В.И. Полосухина. Батарея совершила марш из-под Звенигорода до Кубинки. Около виадука была выбрана огневая позиция, откуда, как стемнело, дали два залпа по противнику с промежутком минут в 30-40. После залпов в Акулове начались пожары, были слышны взрывы боеприпасов. Пехотой, танками и артиллерией 32-й стрелковой дивизии противник был выбит из села. Впоследствии местные жители рассказывали, что залпы «катюш» вызвали страшную панику у немцев. В начале января 1942 года И. Н. Анашкин был назначен командиром 5-го гвардейского минометного дивизиона, который был выведен в резерв фронта. Разместились в Кунцеве — в здании школы и прилегающем лесопарке. Штаб — в одном из домов, хозяйка которого была хорошо знакома с секретарем И.В. Сталина — Поскребышевым и народным артистом СССР Михайловым. Место это находилось недалеко от ближней дачи Верховного Главнокомандующего. Во время нахождения в резерве была восстановлена боевая техника, вышедшая из строя в ходе боевых действий под Москвой, проведено техническое обслуживание всего автотранспорта, доукомплектовывался личный состав. Все было готово к отправке на фронт. 20 февраля 1942 года впервые в должности командира дивизиона лейтенант Анашкин отдал приказ совершить своим ходом марш из Москвы в Сухиничи, в полосу действий 16-й Армии под командованием К.К. Рокоссовского. В период затишья на фронте, в середине февраля, к воинам прославленной в боях под Москвой 16-й Армии приехали известная певица Л.А. Русланова и ее муж — конферансье Л.М. Гаркави. В одном из залов Сухиничей они дали несколько концертов. Позже, в марте, с концертами выступили артисты из Монгольской Народной Республики. По окончании одного из концертов они попросили показать стрельбу из «катюш». Минометчики подготовили и произвели залп из нескольких машин. Ближе к концу 1942-го Ивана вызвали в штаб гвардейских минометных частей и поручили сформировать 323-й гвардейский минометный полк, назначив начальником штаба полка. В начале 1943 года этот полк вошел в состав Брянского фронта, участвовал в Воронежско-Касторненской наступательной операции, был выведен в резерв вновь созданного Центрального фронта, которым командовал К.К. Рокоссовский, отчаянно сражался на Курской дуге. Здесь Анашкину довелось исполнять обязанности командира полка, вести его в контрнаступление. Затем были бои за Чернигов и Днепр, освобождение столицы Украины Киева. 24-летним юношей в конце 1943-го Иван стал инспектором гвардейских минометных частей фронта, а спустя несколько месяцев — заместителем командира 311-го гвардейского минометного полка, который участвовал в операции «Багратион», дошел до реки Нарев под Варшавой, где Иван Николаевич уже в звании подполковника вступил в командование полком. В январе 1945 года артиллеристы Анашкина вошли в состав 1-го Белорусского фронта, 23 февраля овладели польским городом Познань, за что получили благодарность в приказе Верховного Главнокомандующего. Фамилия Анашкина до сих пор красуется на одном из познаньских мемориалов, а позже он стал почетным гражданином этого города. Последней операцией в той войне для Ивана Николаевича стало взятие Берлина. Гвардейские минометы несколько раз обстреливали Зееловские высоты, чтобы открыть войскам путь для наступления на столицу Германии. 2 мая Берлинский гарнизон сдался, а артиллерийские части по приказу Г.К. Жукова в течение трех дней рассредоточились полукольцом в 100-150 километрах от Берлина в лесных лагерях. Уже здесь Анашкин и его товарищи узнали о полной и безоговорочной капитуляции Германии. Иван Николаевич получил за Берлинскую операцию орден Ленина — шестой за время войны. За битву под Москвой и у реки Нарев у него уже было два ордена Боевого Красного Знамени, орден Отечественной войны — за Курскую битву, Александра Невского — за освобождение Белоруссии, Суворова — за Висло-Одерскую операцию. Не всякий офицер в неполные 26 лет мог похвалиться столь высокими наградами. Закончилась война, но Иван остался на службе. Высокие звание и должность в таком молодом возрасте обещали большую перспективу, не хватало только полноценного образования. Он отправляется на учебу в Ленинград, после чего получает назначение заместителем командира бригады «катюш» большой мощности, расквартированной в Бранденбурге. После Германии была должность командира дивизиона в родном училище и очередное звание полковника, вновь учеба, теперь — в академии имени Фрунзе, служба в Киевском военном округе: сначала командиром 8-й гвардейской минометной бригады, потом заместителем начальника военного артиллерийского училища, командиром дивизии. Артиллерия к тому времени все больше переходила на ракетное вооружение, и опять полковнику Анашкину пришлось занять место в учебной аудитории на ракетных курсах. В 1964 году в звании генерал-майора он стал заместителем начальника управления боевой подготовки, а через пять лет — начальником управления, заместителем командующего ракетными войсками и артиллерией по боевой подготовке и военно-учебным заведениям. В конце декабря 1979 года Ивана Николаевича вызвал к себе командующий Ракетными войсками и артиллерией маршал артиллерии Передельский: «Собирайся, полетишь в Термез». Сообщение о вводе ограниченного контингента советских войск в Афганистан к тому времени уже прошло в газетах и по телевидению, поэтому нетрудно было догадаться о цели командировки. В Термезе Иван Николаевич оказался в распоряжении оперативной группы Министерства обороны СССР, возглавляемой первым заместителем министра маршалом Советского Союза Соколовым. При нем Анашкин стал старшим артиллерийским начальником группы, руководил переброской 201-й стрелковой дивизии, которая и сегодня охраняет рубежи бывшего Союза — теперь уже в Таджикистане, на новой военной базе Российской армии. Встретив на окраине Родины новый 1980-й год, Иван Николаевич думал, что на этом его миссия закончена, но поступил приказ переоблачиться в штатское и быть готовым к отправке через границу. 4 декабря группа артиллеристов прилетела в Кабул. Здесь Иван Николаевич занялся рассредоточением огневых позиций вокруг столицы Афганистана и частей Советской армии, охранявших город. В одной из них — 108-й стрелковой дивизии — начальником штаба был полковник Б.В. Громов, впоследствии они стали хорошими знакомыми. — Организовав оборону Кабула, мы было успокоились, но наступило тревожное 23 февраля 1980 года,— вспоминает Иван Николаевич.— Вечером афганская столица буквально загудела. Жители города и пригородов, поднятые сторонниками прежнего режима, стекались на улицы и шумно протестовали против присутствия наших войск на своей земле. Мятеж продолжался три дня. Руководство республики просило С.Л. Соколова применить оружие, но маршал отказал, разрешив лишь бреющие полеты авиации над Кабулом и сбрасывание осветительных бомб по ночам. Спустя менее месяца генерал-лейтенанту Анашкину довелось участвовать в первой крупной операции в провинции Кабул. Две десантные роты высадились удачно, а третью уничтожили шквальным огнем у подножия гор. Погиб и начальник артиллерии одного из мотострелковых полков, когда душманы напали на незакрепившуюся батарею и в рукопашной схватке одержали верх. На БТРе через ущелье Иван Николаевич отправился к месту трагедии разбираться в ситуации, разрабатывать рекомендации для своих подчиненных, чтобы избежать подобного в будущем. Такие поездки по афганской земле от полка к полку, от батареи к батарее продолжались все время его командировок на войну, вплоть до 1982 года. Давал о себе знать возраст, седьмой десяток пошел, за плечами сорок шесть лет службы. Вернувшись в очередной раз из Кабула, Иван Николаевич подал рапорт об отставке. Однако простым пенсионером так и не стал. Как погрузился в общественно-ветеранскую работу, так и остается в ней до сих пор. Часто встречается с однополчанами, друзьями-интернационалистами, бывает на местах былых боев. Особенно любим Иваном Николаевичем Каринский сельский округ. Здесь состоялось его боевое крещение, здесь лейтенант Анашкин давал ракетный залп по деревне Анашкино, занятой немцами, а главное — здесь его ждут и помнят как защитника Отечества, одного из тех, кто спас страну в годы лихолетья.

52.91.245.237

234
Ошибка в тексте? Выдели её и нажми Ctrl+Enter
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31