Костюма русского нетленная краса

05 ноября 2005, 13:15

Как и обещали, сегодня мы продолжаем рассказ о наших земляках-художниках. О Тамаре Добролюбовой недавно писала газета "Новые рубежи". Теперь о творчестве этой удивительной художницы рассказывает журналист Радио России Сергей Маркус.

Живущая в Одинцово Тамара Добролюбова – один из самых оригинальных мастеров художественного костюма современной России.

На днях у нее случился праздник – в московском издательстве «Наш изограф» вышел из печати роскошный цветной альбом «Коллекции. Тамара Добролюбова, художник-модельер». По сути это итог ее тринадцатилетней работы в сфере, которую можно назвать «поиск современного индивидуального стиля одежды для тех, кто хочет быть русским».

Это, конечно же, не строгое научное определение – скорее наоборот. Но именно оно актуально и объясняет ее мотивы, как гражданина и художника.

Оглянитесь вокруг: 15 лет назад рухнула советская система с ее пафосом «нового советского человека» и отрицанием национальных традиций, с удручающим однообразием фабричной одежды, начались рыночные отношения, в страну хлынула самая разнообразная одежда со всего света – но молодежь почему-то оделась в черное. Подростки сначала следовали за своим меланхоличным кумиром Виктором Цоем… но большинство приняло униформу, состоящую из джинсов и черного верха. Удивительно: во-первых, теперь все труднее отличить в такой одежде-«унисекс» юношу от девушки, а во-вторых, поразительно, как быстро новые масс-медиа «промыли мозги» и запаковали большинство в спецодежду скотников из Техаса (ведь, наверно, никто не забыл, что джинсы как «символ Запада и прогресса» по происхождению не что иное, как рабочая одежда ковбоя, то есть парня при скотине?).

Итак, кто со смехом, кто с горечью констатирует: в условиях демократических реформ и рыночной свободы в России на рубеже Третьего тысячелетия не только не возродились самобытные вкусы и национальные традиции – но они ушли еще глубже как бы в «новое подполье» - в этнографические музеи и в занудные речи новых славянофилов и почвенников. И вот результат – подобно тому, как Эльдар Рязанов высмеял в фильме «С легким паром» однообразие советских новостроек, так и теперь мы не отличим горожан Европы и США от наших соотечественников. Все становится однообразным – и это, увы, естественный результат Ее Величества Глобализации.

Так вот - Тамара Добролюбова бросает всей этой «джинсовой безликости» вызов.

Не получив специального образования в сфере дизайна одежды, работая не в ателье или Доме моды, но исключительно дома в одиночку, вкладывая в дело все личные средства, она добилась подлинного профессионального успеха. Подумать только, сам мэтр отечественной индустрии моды Слава Зайцев написал ей открывающие альбом слова: «Искренне рад за Тамару, чьи творческие замыслы и многолетний труд увенчались созданием замечательных коллекций, навеянных поэтическими образами родной природы и дыханием русских традиций».

Интересно, а как она вышла на эту дорогу? В Одинцово переехала, выйдя замуж в 1970 году. Оказывается, уроженка далекой забайкальской станции Даурия, она еще в детстве получила глубокие впечатления, всплывшие через много-много лет из подсознания и давшие толчок к творчеству. Корреспонденту одинцовской газеты «Новые рубежи» Н.Игумновой рассказала (декабрь 2003 г., «Самоцветы Тамары Добролюбовой»): «Отец – белорус, мать – сибирячка. Детство провела у бабушки в деревне. Вспоминаю грубые льняные простыни, домотканые половики, матрасы из соломы, чугунный утюг с угольками. Сейчас я бы все это забрала к себе! В доме всегда было солнечно, на окнах стояли чугунки с цветущими «огоньками». Сады, ульи… и такой простор, который, казалось, принадлежит или бабушке с дедушкой, или вообще никому. Такого простора я уже больше никогда не видела.

Однажды случайно купила календарь по народным промыслам. Там была хохломская кубышка. Я все время смотрела на нее и никак не могла понять, что с ней «сделать», как выразить через вязание. Решила сделать свитер и расшить его в стиле Хохломы».

С этого и началась Добролюбова как мастерица, самостоятельно моделирующая, вяжущая и украшающая вязаными орнаментами платья. И оказалось, что высшее образование, полученное на геолого-географическом факультете Белорусского университета, этому вовсе не помешало. Скорее наоборот: неслыханные упорство, усидчивость, необходимые для вязания – сродни напору старателя, ищущего золото.

Кроме того, профессия геолога буквально кормит Добролюбову и по сей день. Признаться, не хотелось об этом говорить, но она до сих пор не может весь свой день отдать искусству – ради заработка в фирме по ремонту артезианских скважин она ежедневно тратит 5 часов в электричках между Одинцово и Королевым, расположенным аж на другом конце от Москвы! Говорит, что ранее вязала прямо в поезде, но теперь усталость и сон берут свое… Вот так. Увы, это и радостная и очень по-русски печальная картина. На вызовы «нашего тяжелого времени» человек ответил не отчаянием, но творчеством, но вот общество и когда-то «родное государство» не ценит этот талант.

Но время от времени талант получает сугубо личную поддержку - и в этом тоже примета наших дней. Так, новый альбом имеет подпись: «Огромная благодарность меценату Галине». Без ее участия «Коллекции» вышли бы еще через несколько лет, если бы вообще появились на свет. Спасибо ей!

Но вернемся от прозы – к поэзии Добролюбовой. Да, ее платья поэтичны, а сам альбом органично дополнен классическими стихами и фото с изделиями русских народных промыслов и традиционной архитектуры. Все вместе – платья, ремесла, архитектура и стихи – составляют единый мир художницы, для которой платье не может жить изолированно, но есть часть органичной среды, где все прекрасно. В фотомастерах Дмитрии Донском, снимающем ее моделей, и Михаиле Виноградове, фотографирующем изделия народных промыслов, она обрела единомышленников, профессионалов, тонко чувствующих ее замыслы.

«По-моему, самые известные наши промыслы делятся по временам года, - говорит Тамара, - и я в соответствии с ними сочиняю коллекции. Русская зима отражена в бело-голубой Гжели, весна – в многоцветной ранней Гжели. Лето многоцветно расплескано в русских платках, и не только в знаменитых павлово-посадских. А осень – это, конечно же, Хохлома». Сама Тамара любовно собирает у себя дома и художественные фотообразы природы родного края, и маленькие шедевры народных промыслов – особенно Гжель, Хохлому, новоабрамцевскую резьбу по дереву и керамику, расписные матрешки своей сестры из Перми и берестяные короба да туеса…

Причем, вяжет она не только платья, но и … картины. Для чего? Оказывается, на выставках при демонстрации платьев стены остаются пустыми, безжизненными – и Добролюбова украшает их фотопейзажами или вязаными картинами с орнаментами или натюрмортами.

Очень интересный вопрос поставила Ольга Акулова, главный редактор журнала «Народное творчество»: «О чем думаешь, когда смотришь на женщин в костюмах Тамары Добролюбовой? Конечно, вспоминаются все те ласковые слова, которыми величали женщину в прошлых веках влюбленные мужчины: павушка, лебедушка, лапушка, голубушка, сударушка. Девушки-модели в костюмах Тамары – хрупки, нежны и с ласковым взглядом. И иными они быть не могут. А мужчины рядом с такими женщинами становятся романтичными и воодушевленными». Это ценное наблюдение, и оно дорогого стоит.

Сравните: вот среднестатистический образ современной девушки «поколения пепси» – одежда унисекс, в одной руке сигарета, в другой банка дешевого алкоголя, прическа «под мальчишку». О вкусах не спорят, но вот за этим «пепси-унисекс», увы, видится прямая логика происходящего на наших глазах вымирания русского народа. Ведь нет ни эпидемий, ни войн – но вот уже в течение десяти лет наше население уменьшается на миллион человек в год! И одна из примет демографического вырождения – женщины, потерявшие женственность, девушки, боящиеся стать матерями, миллионы матерей-одиночек и, кажется, 3 миллиона беспризорных детей на улицах России…

Виноваты ли в этом наши одежды? – засмеется скептик и сочтет вообще все эти сравнения бредом. Но не будем торопиться. Одежда человека – это не один раз данное оперение птицы или шкура, но внешнее выражение внутреннего состояния души. Знак культуры. Проявление психологии. Конечно, одежда не виновна в умирании нации, она лишь отражает…

Костюмное фантазирование Добролюбовой черпает вдохновение в великом Прошлом нашего народа. «- Ваши коллекции можно назвать в целом «Моя Русь», - допытывалась у художницы одинцовская журналистка Н.Игумнова, - И все-таки не Русь ли это уходящая? - Мне очень бы этого не хотелось. Я искренне переживаю, что многие народные промыслы забываются, исчезают и засоряются, как чистый родник. Мне всегда хотелось создать что-то такое, чтобы было сразу видно: вот идет русский человек!»

Стоит еще отметить, каких девушек она подбирает – не костлявых подростков, царящих ныне на подиумах Запада, но полнотелых, с явными и роскошными женскими формами молодых женщин. «Я подбираю моделей под настроение коллекций, ищу славянские лица, чтобы были длинные волосы, косы. Это такая редкость сегодня… Некоторые коллекции создаются по нескольку лет. Коллекция «Лен» складывалась из ощущения чего-то древнего, еще дохристианского. Как это настроение создать, я не представляла. Купила нитки, смотрю на клубок и ничего не могу понять. Одну, вторую вещь связала, потом только почувствовала, что попала в точку, и – понеслось... Неизменным остается мой «почерк»: весь контур работы я вяжу на спицах, а на лицевой стороне - изнаночная гладь и отделка крючком».

Тамара неутомима не только в самой работе спицами, но и в пропаганде этого исконно женского рукоделья. Сейчас трудно даже перечислить все журналы, где она вела или ведет специализированные рубрики («Наука и жизнь», «Чудесные мгновения» и т.д.), все дефиле и шоу, где демонстрировала новые коллекции – от двух персональных выставок в Центральном Доме Художников и в Госдуме до Администрации Президента РФ и храма Христа Спасителя. Трудно перечислить все телевыступления, включая работу Ольги Винтер на ТВ-Одинцово. Но, пожалуй, самое успешное и даже культовое выступление прошло в 2004 году прямо в залах Государственного Исторического музея, что на Красной площади. Здесь, под расписными сводами, ее костюмы смотрелись и празднично, и исторично и очень современно. Такое впечатление, что Русь - понятие «не уходящее», что есть мощный потенциал развития у наследия, которое мы по инерции отдали на вечное хранение в музеи… А ведь стоит его развивать и им жить.

Кстати, работ самой Тамары – и это парадокс! – нет пока ни в одном музее страны. Но, конечно, не это главное.

Тамара Добролюбова нашла себя, преодолела и ежедневно преодолевает трудности, делая свое Дело. «Мне хочется, чтобы мы помнили, кто мы, откуда пришли, кто наши предки. И еще, очень важное для меня… я думаю, надо праведно жить, чтобы получить такую возможность – заниматься творчеством».

Историки культуры помнят слово, которым еще античные мудрецы обозначали единство красоты и добра – «калокагатия», то есть сочетание «калос – красоты» и «агатхос» - праведности. Одно не живет без другого. Так, значит, не случайна фамилия одинцовской мастерицы – Добролюбова? И ее костюмы не просто радуют взор, но дарят живое добро и силу жизни?

В Интернете можно ознакомиться с разными проектами Тамары Добролюбовой:

интервью и фото в журнале «Девичник»

«Родная газета» – что взять с собой в лес из льняной одежды?

«Наука и жизнь» - для тех, кто вяжет

коллекции «Гжель» и «Хохлома» в интернет-журнале «Оберон»

Теперь и на сайте Одинцово-ИНФО в рубрике «Художники нашего края» представлена галерея костюмов и шитых картин Тамары Добролюбовой.

 

Текст – Сергей Маркус

Фото – Дмитрий Донской

3.234.244.18

5 490
Ошибка в тексте? Выдели её и нажми Ctrl+Enter
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса