Одинцово-ИНФО

Забытое сражение 1812 года

30 января 2006, 17:53

24 декабря в информации о планерке, которую в очередную среду проводил глава района А. Г. Гладышев, «Новые рубежи» рассказали о том, что вблизи села Крымское в скором времени должен появиться памятник воинам, погибшим в этих местах в 1812 году. Инициаторами создания памятника стали ученица Акуловской средней общеобразовательной школы Ульяна Новикова и ее учитель географии Петр Федорович Капустин. В 2005 году Ульяна направила на краеведческий конкурс свою исследовательскую работу «Сражение у села Крымское в Отечественной войне 1812 года», где поспорила с утверждением писателя Льва Толстого, что после Бородинского русские войска вплоть до Москвы не дали «сколько-нибудь значительного сражения». Работа была оценена по достоинству, а с помощью Петра Федоровича дошла и до внимания главы района, который сразу же согласился увековечить столь значительное событие русской истории на Одинцовской земле. Так что же произошло у Крымского 29 августа (по старому стилю) 1812 года? Мы предлагаем вашему вниманию сокращенный вариант исследовательской работы Ульяны НОВИКОВОЙ и свидетельства именитых историков, изучавших это сражение.

После сражения при Бородино 26 августа (8 сентября) 1812 года армия Кутузова начала отступление к Москве.

Для сдерживания неприятеля и прикрытия основных сил русской армии между ней и наполеоновскими войсками к первопрестольной следовали казачий и кавалерийский арьергард генерала графа Платова и пехотный арьергард генерал-майора барона Розена. Впоследствии из-за болезни Раевского генерала Платова отозвали для особых поручений в Главную квартиру командующего, а весь арьергард поступил под командование генерала графа Милорадовича, прибывшего сюда в ночь на 29 августа. Под свое начало он принял четыре резервных кавалерийских корпуса, которыми командовали генерал-лейтенант Уваров, генерал-майор Корф, генерал Крейц-Курляндский и генерал Сиверса. Корпуса объединяли знаменитые, прошедшие не одну войну драгунские, гусарские и уланские полки. Им содействовали по две пехотные и егерские бригады, два егерских полка, три батарейные и одна конная роты артиллерийских бригад. То есть, все наши кавалерийские корпуса и казачий корпус Платова прикрывали и обеспечивали отступление армии Кутузова. Но русский арьергард не мог не только удержать наступление превосходящего по численности Мюратовского авангарда, но даже и удержать его на значительном расстоянии от основных сил нашей армии.

Очевидец тех событий генерал А. П. Ермолов так вспоминал об этих событиях: «Армия наша, теснимая неприятелем, имея арьергард в беспрерывном огне и все места, ею пройденная, не находя довольно твердыми позициями, ни на одной из них не останавливаясь, приблизилась к самым предместьям Москвы…»

29 августа главные силы армии Кутузова отступили на 18 верст от селения Землино. Пройдя село Крымское, они остановились на отдых в четырех верстах от него за рекою Нара, близ деревни Крутицы. Отступление прикрывал генерал Милорадович. Пока происходили стычки и схватки наших казаков и кавалерийских полков с французской кавалерией, основные силы Милорадовича дошли до Крымского и развернули здесь свои позиции. Чтобы приостановить погоню и обеспечить небольшой отдых основным силам армии Кутузова, граф решил дать бой.

Долгое время эту баталию военные историки не считали заслуживающей серьезного внимания. Следуя такому мнению, Л. Н. Толстой в романе «Война и мир» писал: «После Бородинской победы французов не было ни одного не только генерального, но и сколько-нибудь значительного сражения…» Лишь в последние десятилетия материалы этого боя были тщательно изучены нашими современниками.

В четыре часа дня 29 августа с приближением пехоты к селу Крымскому генерал-майор Розен получил приказ от Милорадовича занять позицию и расположить на ней войска и занять высоты артиллерией. 30-й, 48-й и 33-й егерские полки под командованием полковника Потемкина заняли правый фланг за рощей. На левом фланге, упиравшемся в болота, рассыпался в кустах на скате высоты батальон егерей, поддерживаемый другим батальоном 11-го егерского и всем 36-м егерским полком. 4-й егерский полк встал в центре позиции за кустами и небольшим лесом вправо от дороги у села Крымское. Батареи артиллеристов расположились вдоль позиции так, чтобы обстреливать подступы к ней и продольный овраг перед центром позиции. А казачьи и кавалерийские полки остались на виду французского авангарда. Поскольку долина была невелика и не вмещала все части арьергарда, Софийский, Либавский, Бутырский и Томский пехотные полки Милорадович отослал в тыл позиции, за реку Польгу.

В пять часов вечера французы оттеснили наших казаков и кавалеристов. Московские и Псковские драгуны с Польскими уланами ушли на правый фланг, а казаки, кроме отряда подполковника Власова — к резерву пехотинцев. Авангард наполеоновского полководца Мюрата повел атаку на левый фланг и центр русских войск, но потерпел поражение в овраге, продольно обстреливаемом нашей артиллерией. Тогда пехотные колонны французов, поддерживаемые сильным артиллерийским огнем, двинулись на правый фланг русских, на село Крымское. Милорадович подтянул сюда 4-й егерский полк и два пехотных.

Атаки французского авангарда были отбиты, и враг отступил обратно. Отступила и французская кавалерия, атакованная 1-м резервным кавалерийским корпусом генерал-лейтенанта Уварова. Сражение у Крымского завершилось в десять часов ночи.

Это был единственный крупный бой после Бородинского сражения на Можайском направлении (под Звенигородом в те же дни произошла еще одна кровавая схватка с французами — ред.). Место сражения, покрытое неприятельскими трупами, осталось за нами. Враг потерял здесь часть итальянской гвардии и полностью или частично несколько полков. Наши же потери составили до 2000 человек. Русские солдаты и офицеры сражались с большим воодушевлением и храбростью. Вот лишь несколько донесений, датированных тем числом:

- командующий 48-м егерским полком майор Харитонов: «Впереди полка опрокинул неприятельскую колонну, шедшую на подкрепление своей линии, чем и довершил совершенную победу над неприятелем, который после сего отступил и более на наш фронт покушений не делал».

- ротмистр Литовского уланского полка князь Вяземский: «Быв с эскадроном несколько раз в атаке под сильным огнем, опрокидывал неприятельскую колонну».

- «Сумский гусарский полк с Курляндским драгунским полком составили одну линию под командою шефа последнего полка полковника Ушакова, во все время ретирады находились неоднократно под сильным артиллерийским огнем, при удержании же в течение шести часов позиции, ходили в атаку на неприятельские пехотные и кавалерийские колонны, которые обращены были в бегство».

- «Московский драгунский полк был на правом фланге под командою полковника Давыдова, во все время ретирады находился под сильным артиллерийским огнем и мужественно удерживал назначенные ему пункты, невзирая на сильный неприятельский огонь, поддерживая наших стрелков, и неоднократно удерживал неприятельскую кавалерию, покушавшуюся оных отрезать».

Генерал-майор Розен в своей черновой записке об исходе боя отмечал: «После сего сражения у села Крымское неприятель не смел нигде сильно преследовать и атаковать арьергард наш, но следовал на взначущем расстоянии, надзирая до самой Москвы за движением арьергарда токмо одною кавалериею, которая иногда входила в дело с кавалериею и казаками».

На другой день, 30 августа, в 10 часов утра арьергард, перейдя речку Польгу, начал свое движение к Москве и расположился на ночлег в селе Кубенском (Кубинка — ред.). 31 августа дошел до Малых Вязем, а 1 сентября расположился на Сетуни. 2 сентября, пройдя Москву, Милорадович остановился перед селением Карачарово.

Отход нашей армии от Бородино совершался как продуманный маневр, а не обыденное отступление. Это подтвердил Наполеону и его маршал Даву: «Должно согласиться, что отступление русских исполняется в удивительном порядке… Их позиции избираются так хорошо, так кстати, и каждая из них защищается соответственно их силе и времени, (…) движение их, кажется, идет сообразно с планом, давно принятым и искусно начертанным».

Отметив 60-летие Победы в Великой Отечественной войне, готовясь к 65-летию Московской битвы, мы все реже вспоминаем, что наша Одинцовская земля была местом легендарных сражений и другой Отечественной войны — 1812 года. Да, уже не осталось ее очевидцев, но от этого величие подвига русских солдат и офицеров, сдерживавших французов на подступах к Москве, не становится менее значимым. Мы должны знать свою историю и гордиться ею. Воинская доблесть двух тысяч русских воинов, погибших у села Крымское, должна быть увековечена. На месте этой, последней перед сдачей Москвы большой битвы, должен быть установлен мемориальный знак. Пусть на просторах Одинцовского района стоят рядом обелиски ратному подвигу защитников Отечества в 1812 и 1941 годах.

Подготовил Николай МИТРОНОВ.

Свидетельствуют историки

«…Главная армия весь день 29 августа шла от села Землино до деревни Крутицы за реку Нара. Вечером того же дня всего четырьмя верстами западнее Крутиц при селе Крымское дворище арьергард Милорадовича принял удар передовых частей Великой армии (пехотные дивизии Роге и Клапареда из Молодой гвардии (Наполеона — ред.), пехотная дивизия Дюфура, кавалерийские корпуса Иоахима Мюрата под его общим командованием). Бой продолжался около девяти часов и закончился далеко за полночь. Милорадович со своими полками сражался, как лев и полностью удержал свою позицию. Мюрат был отброшен с большими потерями, напор неприятеля на главную армию был остановлен. 30 и 31 августа Винценгероде должен был задержать Богарне на дороге и у входа в Звенигород, иначе подвиг Милорадовича и его арьергарда у Крымского дворища становился напрасным, так как французы еще успевали, идя через Звенигород, опередить Кутузова в Москве.

Граф Бенкендорф «Воспоминания»

(Бенкендорф Александр Христофорович (1783-1844), русский государственный деятель, граф, генерал от кавалерии, военный историк, один из ближайших сподвижников императора Николая I).

Свидетельствуют историки

«Отступление русских сопровождалось постоянными, но незначительными арьергардными боями. Лишь 10 сентября хорошая позиция у Крымского предоставила генералу Милорадовичу случай оказать энергичное сопротивление, обошедшееся французам в несколько тысяч убитыми и ранеными».

Карл фон Клаузевиц. «1812 год».

(Карл Филипп Готфрид фон Клаузевиц (1780-1831), немецкий военачальник, теоретик и историк, генерал-майор. В 1812-1814 годах служил в Русской армии, участник Отечественной войны 1812 года. Самостоятельно изучил свыше 180 войн и походов, происходивших с 1566 по 1815 годы).

 

Милорадович Михаил Андреевич (1771-1825), русский генерал от инфантерии, участник русско-шведской войны 1788-1790 годов, Итальянского и Швейцарского походов Суворова, русско-австро-французской войны 1805 года, русско-турецкой войны 1806-1812 годов, Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813-1814 годов, с 1818 года — военный губернатор Петербурга. Убит во время восстания декабристов на Сенатской площади.

14 декабря 1825 г., во время восстания декабристов, Милорадовичу почти удалось уговорить мятежных солдат вернуться в казармы, но выстрел декабриста Каховского оказался для героя Отечественной войны 1812 г. смертельным.

3.239.58.199

5 595
Ошибка в тексте? Выдели её и нажми Ctrl+Enter
классная статья
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса