Исторические заметки. Он лично знал Ленина

24 октября 2018, 11:12

Фамилия Петров по популярности занимает всего лишь десятое место. Эту фамилию носят 6-7 человек из тысячи. В силу известных событий Петров самая популярная шпионская фамилия. «Солсберецкий Петров» не единственный носитель известной фамилии в шпионской среде.

Я обратил внимание на историю супругов-разведчиков Петровых. Их жизнь любопытна, конечно, не фамилией и даже не тем, что они стали шпионами перебежчиками. Их биография подтверждение теории шести рукопожатий. Согласно теории любые два человека на Земле разделены не более чем пятью уровнями общих знакомых. В нашем рассказе достаточно двух уровней, чтобы в шпионской истории «засветились Лев Толстой и Владимир Ленин, Лев Троцкий и Александра Коллонтай, а так же известная советская детская писательница Зоя Воскресенская.

Супруг, Владимир Петров родился в крестьянской семье как Афанасий Шорохов в 1907 году. Рано потерял родителей. Стал беспризорником.

«Пристроился в воровскую шайку «форточником»… Фамилии своей не знал, и его записали «Пролетарский». Пролетарский и стало его паспортной фамилией… Он был в колонии правонарушителей», — писала в своих воспоминаниях о нем советская разведчица, полковник в отставке Зоя Рыбкина.

Вот и прилетело первое рукопожатие. Рыбкина и есть та самая знаменитая детская писательница Зоя Воскресенская. В моем детстве она писатель, чьи книги были обязательны к прочтению, а фильмы по ее сценариям к такому же обязательному коллективному просмотру. Обязательность объяснялась очень просто. Она писала про Владимира Ленина и его семью. «Сквозь ледяную мглу», Сердце матери», «Верность матери». Я уже не помню, насколько хороши были её тексты, но тираж книг даже по советским меркам был впечатляющий. Только за первые 18 лет литературной деятельности ее книги были изданы тиражом почти 22 млн(!) экземпляров. А до писательства не менее впечатляющие 25 лет службы в разведке. Работала под «прикрытием» в Германии, Австрии, Финляндии, Швеции. Перед Отечественной войной становится одним из основных аналитиков советской разведки.

Зоя Воскресенская

Владимир Петров и рядом не стоял с Рыбкиной-Воскресенской по своим деловым и человеческим качествам. Пьяница, бабник, охоч до денег. Совсем не интеллектуал. Но в то же время сделал вполне типичную и успешную карьеру для постреволюционной России. Армия, учёба на шифровальщика, работа в системе НКВД. Карьера идёт в гору, суля очень хорошие перспективы. В годы войны работа в посольстве в Стокгольме, которое тогда возглавляла легендарная Александра Коллонтай. Еще одно рукопожатие, и пересечение с первой советской женщиной-дипломатом.

В 1951 году Петрова с женой по личному указанию Лаврентия Берии отправляют в «Захолустье». Так в шифровках называлась Австралия. «По личному указанию» делало Петровых очень важными персонами. А в 1954 они становятся перебежчиками. И одна из причин бегства заключалась в том, что они были протеже Берии (Берия был расстрелян как шпион), поэтому вполне резонно опасались попасть под «чистку». Сначала политическое убежище получил муж, а еще через две недели и жена Евдокия Петрова. Интересная история приключилась с ней.

Владимир Петров не очень беспокоился о супруге, когда принял решение бежать. Точнее, совсем не беспокоился. Любопытная деталь. Австралийская разведка вошла в контакт с Петровым в тот момент, когда он в пьяном виде искал по Сиднею проституток. На утро проспался, и принял предложение австралийской контрразведки.

Когда советские спецслужбы узнали о бегстве Петрова, они попытались насильно вывезти в Москву его супругу. Тайно вывезти не получилось. На аэродроме собралось много публики, в том числе и журналисты. На фотографии хорошо видны тот ужас и страх, которые испытывает Евдокия Петрова от встречи с родиной.

Евдокия Петрова

«Ее провели к самолету. Пока процессия следовала сквозь толпу, Петровой кричали: «Останьтесь, иначе вам смерть или лагерь!…» Развязка наступила перед рассветом 20 апреля, когда авиалайнер приземлился в Дарвине… В свете аэродромных огней появилась только группа серых фигур на бетонном покрытии аэродрома. Один из группы поднялся на борт и отрекомендовался как «мистер Лейдин, представитель австралийского правительства». Он прямо спросил Евдокию, хочет ли она политического убежища… Пока женщина мучилась сомнениями, разговаривая с мистером Лейдином, полиция окружила курьеров и отобрала у них оружие и патроны… Она заявила: «Мистер Лейдин, я согласна остаться потому что другого выхода у меня нет». (из книги «Перелетные птицы», автор, британский историк Гордон Брук-Шеферд).

Евдокия Петрова, в девичестве Карцева, как и муж, родилась в крестьянской семье в 1914 году. Семья в поисках лучшей доли перебралась в Москву. Отец устроился младшим шофером в ВЧК. Чекистская должность отца, пусть и в обслуге, определила и жизненный путь дочери. После двухгодичного изучения японского языка в спецшколе была направлена в спецотдел ОГПУ (дешифровка). Первое замужество. Муж — Роман Кривош, чекист. Свёкор — Владимир Кривош, тоже работает в этой структуре. Все они — дешифровщики. Где-то совсем рядом Владимир Петров, пока ещё просто коллега. И осталось всего два рукопожатия до Толстого и Ленина с Троцким через первого мужа Евдокии Петровой Романа Кривоша.

О нём известно очень мало. Разведчик и поэт, в 1937 году был арестован. А в 1942 году представлен к правительственной награде.

Естественно, было любопытно узнать, какие же стихи пишет чекист. Не нашел ни строчки. Зато поисковик отозвался десятками ответов о Владимире Кривоше на запрос Роман Кривош. Когда я прочитал о Владимире Кривоше его сын стал интересен как факт в биографии Евдокии Петровой.

Владимир Кривош

Биография Владимира Кривоша, дух захватывает. Ученый, секретный агент, полиглот, авантюрист по жизни он попадал в такие переделки, после которых дальше не живут. Он же прожил долгую жизнь и умер не в тюрьме, а дома. Его жизнь невозможно уложить в несколько абзацев статьи. Поэтому только характерные штрихи к биографии.

Родился в Австро-Венгерской империи в 1865 году, словак по национальности. Уже в юношеском возрасте владел семью языками, стенографией на нескольких языках. В 20 лет переезд в Россию. На тот момент русского языка он практически не знал. Здесь впервые проявляется его еще одно уникальное качество — добиваться аудиенции у первых лиц.

В Петербурге он сумел попасть на прием к ректору университета с просьбой о зачислении. Ректор отказал, так как Кривош с трудом говорил по-русски. Тогда он попросил ректора выбрать для беседы один из восьми европейских языков, которым ректор хорошо владеет. Это произвело на ректора сильное впечатление и после разговора Кривош был зачислен в Петербургский университет. И начинается безо всяких натяжек головокружительная карьера в России.

Его интересы были необъятными. Наряду с изучением языков он продолжал заниматься стенографией и криптографией. Изучил все известные системы письма — иероглифы, майское письмо, грузинское, еврейское и финикийское… С такими знаниями он стал государственным цензором газет и журналов, которые поступали в империю. В 1893 г.опубликовал учебник стенографии, а в 1895 — собственный самоучитель стенографии. Получает орден Александра Невского. Его продвигают по службе — Кривош становится Главным цензором газет и журналов Российской империи.

В это же время знакомится со Львом Толстым. Подтверждением этого факта становится фото писателя, которое сделал Владимир Кривош. Был ли его интерес к великому писателю чисто человеческий или же он выполнял полицейское поручение, точно неизвестно.

В любом случае его карьера резко движется вверх. За новый, не оставляющий никаких следов, способ вскрытия писем, получает орден Святого Владимира из рук Петра Столыпина. Работа в секретном отделении Департамента полиции, в Морском Генеральном штабе. За 10 с небольшим лет он превратился из коллежского регистратора в статского советника со всеми вытекающими денежными и моральными бонусами.

Когда секретный агент Кривош стал сорить деньгами, демонстративно разъезжать по столице на автомобиле, это вызвало естественные подозрения. Плюс слухи, что он за свои услуги берёт взятки (взятки красной линией пройдут через всю его жизнь). Его разжаловали, но уже через пару недель он получил специально для него созданную должность помощника заведующего Собственной его Императорского величества библиотеки, в которой хранились все секретные издания. Именно под прикрытием этой самой библиотеки Кривош принялся создавать новую сверхсекретную службу.

Карьера, о которой только можно мечтать. Но началась война, а с ней и новые вызовы и соблазны для Владимира Кривоша. Кривош поступил в разведотдел штаба Восьмой армии генерала Брусилов. Он становится руководителем агентурной сети. Весной 1915 года ему предъявляют обвинение по подозрению в шпионаже. Вину доказать не удалось. Вновь разжалован и отправлен в Иркутск под гласный надзор полиции.

После Февральской революции 1917 года возвращается в Петербург. Время тогда мчалось стремительно. Новая октябрьская революция, и Кривош уже жертва «царского произвола». Одному только ему известными путями он добивается встречи с Владимиром Лениным. Большевистское государство еще только создается. Ленин не имел человека, который бы был в состоянии написать дипломатическую ноту о прекращении боев на фронтах. На безупречных английском и французском языках это послание сочиняет Владимир Кривош . Теперь такой человек есть. Ленин отдает приказ зачислить его в состав нового наркомата иностранных дел. Там Кривошу пришлось работать с Львом Троцким, речи которого ему надлежало переводить на иностранные языки.

Но вскоре его арестуют. Вновь обвинение во взяточничестве. По законам того времени расстрел. Вместо расстрела место его назначают переводчиком Военного контроля — так тогда называлась большевистская разведка и контрразведка. В марте 1919 года он — особо секретный сотрудник разведотдела штаба Западного фронта, в июле того же года — переводчик-дешифровальщик Особого отдела ВЧК, а через год он уже заведует отделом проверки документов в ВЧК. Непосредственный начальник Кривоша в те годы — Генрих Ягода.

В 1922 году вновь арестован. И снова за взяточничество. Обвинение гласит: «… взяточничество от дворян «за пропуск за границу». Новое обвинение грозит ему расстрелом. И снова его спасает квалификация — он поступает в Спецотдел, где привлекается к разработке сложнейших шифров и их дешифровке. Профессионализм и взяточничество вполне совместимы.

Год спустя опять арест «за несанкционированные контакты с представителями чехословацкой миссии» и приговор к 10-летнему заключению в концлагерь. Его отправляют на Соловки. На свободу выходит в 1928 году.

До 1936 года работает в Министерстве иностранных дел. Во время войны Владимир Кривош живет в эвакуации в Уфе, где преподает языки семьям чекистов.

Умер гениальный агент в 1942 году в возрасте 77 лет. Супруги Петровы тоже прожили долго, с хорошим материальным достатком(плата за секретную информацию), несчастливо (только необходимость заставляла их жить вместе) и умерли не в один день. Он умирает в 1991 году в возрасте 87 лет. Она — в 2002 году, в возрасте 88 лет. В 2002 году «солсберецкий» Петров ещё только набирается опыта. У него всё  впереди.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Чтобы осветить проблему с разных точек зрения мы даём возможность авторам высказаться, даже если их мнение частично или полностью не совпадает с мнением редакции. Стать нашим автором можно, предложив свою статью для публикации.

54.221.75.115

1 995 (+4)
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Выясняется, что Петровы, если их почистить, совсем не Петровы.
Что вы там курите???
Интересная статья Янса.
Хочу запостить не менее интересный рассказ о деятельности советской разведки:

Теракт в Софии. Взрыв кафедрального собора Святой Недели

16 апреля 1925 года состоялся один из самых кровавых терактов ХХ столетия.
Он был организован из Москвы по плану Коминтерна силами Разведупра РККА (сейчас ГРУ ГШ ВС России). Русскоязычная Википедия о настоящих организаторах теракта не упоминает, а всю вину возлагает на т. н. «группу левых коммунистов» в БКП. Те из них, кто не был задержан после теракта, сбежали именно в Москву.

Теракт был совершен в столице Болгарии с целью уничтожить сразу всё руководство страны — царя Бориса III, правительство страны и ее высшее военное командование. По замыслу кремлевских организаторов терракта результатом должна была стать ситуация безвластия, растерянности и паники во властных и силовых структурах страны, позволившая бы боевикам Болгарской компартии захватить власть «авангардом рабочего класса» и провозгласить начало «пролетарской революции».

На практике это выглядело так.

В декабре 1924 г. был завербован пономарь собора Святой Недели в Софии Петр Задгорски. В собор террористы заранее внесли и заложили под одну из несущих колонн купола 25 килограммов тротила.

Поначалу планировалось убить директора полиции Владимира Начева, а во время траурной церковной службы, где, как предполагалось, должна была собраться вся элита государства, осуществить масштабный теракт, который должен был быть использован в качестве старта восстания (революции).

Вскоре стало ясно, что Начева — из-за усиленной охраны — убить было трудно. Тогда наметили другие жертвы: царя Бориса III, а также генерала в отставке, бывшего начальника штаба Пятой Дунайской дивизии и заместителя командующего армией, депутата правящей партии «Демократически сговор» Константина Георгиева.

14 апреля 1925 года коммунисты организовали покушение на царя Бориса III. Борис в сопровождении четырёх человек отправился на машине на охоту на перевал Арабаконак около городка Орхание. На обратном пути раздались выстрелы, телохранитель царя и сотрудник Музея натуральной истории были убиты, шофёр ранен. Борис попытался взять управление машиной, но не справился с ней, и автомобиль врезался в телеграфный столб. Водитель случайно проезжавшего мимо грузовика помог Борису и двум оставшимся в живых его спутникам скрыться.

Однако в тот же день в 20.00 террористам удалось застрелить Константина Георгиева.

Это произошло во время вечернего богослужения в церкви «Семи святых» (Свети Седмочисленици), на котором генерал присутствовал вместе со своей внучкой. Убийцей был боевик БКП Атанас Тодовичин.

Заупокойная молитва по убитому генералу была назначена на 16 апреля (Великий четверг) в Софийском кафедральном соборе Святой Недели. На отпевание погибшего должна была собраться вся военная и политическая элита Болгарии. В 7 часов утра пономарь Задгорски впустил в церковь руководителя операции Николу Петрова.

Траурное шествие вошло в собор в 15 часов, службу вёл митрополит Стефан (будущий Экзарх). Первоначально гроб был поставлен рядом с заминированной колонной, но затем было решено, из-за большого количества присутствовавших, перенести его немного вперёд, в результате чего руководство правительства оказалось немного отдалено от места взрыва.

В соответствии с планом операции после начала песнопения Задгорский подал знак. Петр Абаджиев привёл в действие адскую машину, и в 15 часов 20 минут прогремел чудовищной силы взрыв. Он произошел в условиях массового скопления народа, буквально в многосотенной толпе, в которой находились почти все намеченные на уничтожение официальные лица. Причем для пущей верности взрыв тротила был дополнен пуском ядовитого газа. Остатки крыши церкви обрушились на головы ничего не подозревавших людей.

На месте были убиты 134 человека (среди них целых класс девочек-гимназисток, певших в церковном хоре). Среди погибших оказались мэр Софиии, шеф полиции, 12 генералов (генерал от инфантерии, командующий Первой болгарской армией во время битвы за Дойран Стефан Нерезов, генерал-лейтенант, военный министр во время Первой мировой войны Калин Найденов, генерал-лейтенант, командующий Одиннадцатой македонской пехотной дивизией Крыстю Златарев, генерал-майоры Иван Стойков, Павел Павлов, Станчо Радойков, Иван Табаков, Стоян Пушкаров, Григор Кюркчиев, Александр Давидов, Петр Лолов), 15 полковников, 7 подполковников, 3 майора, 9 капитанов, 3 депутата.

Было ранено 500 человек. Их, едва живые, извлеченные из-под обломков тела, были отправлены в больницы, где в длительных мучениях умерли еще 79. Общее число погибших составило 213 человек. Были еще, разумеется, искалеченные, осиротевшие, потерявшие родных и близких.

В момент взрыва царя Бориса III в соборе еще не было — его автомобиль только въезжал на улицу, ведущую к собору.

Чтобы в полной мере оценить преступление, важно иметь в виду, что взрыв был произведен накануне Пасхи — на Страстной неделе, в Великий четверг. Агрессия настолько переполняла души организаторов и исполнителей, что реакция жителей Болгарии — христианской страны! — в расчет не принималась. И уж тем более никто из главарей Коминтерна и Разведупра не предполагал возможность чуда. Но чудо свершилось… Те самые лица, ради которых в первую очередь и был взорван собор — правительство во главе с премьер-министром — в основном не пострадали. Люди, в руках которых находилась власть, остались невредимы.

Исполнителей и организаторов теракта полиция установила быстро — благодаря расследованию по горячим следам и массе документов, обнаруженных на конспиративных квартирах. Был найден даже письменный приказ из Москвы о приведении БКП в боевую готовность в ночь на 16 апреля.

В Болгарии сразу было объявлено военное положение и началась облава на членов компартии при содействии населения и силами в первую очередь добровольцев. Каждый, у кого находили оружие и взрывчатку, считался террористом со всеми вытекающими последствиями.

С 1 по 11 мая в Софии прошёл суд над членами БКП, результатом которого стали смертные приговоры, в том числе для Петра Задгорского и подполковника Георгия Коева, у которого укрывались Марко Фридман и убитый во время ареста Иван Минков. Станке Димитров, Петр Абаджиев, Димитр Грынчаров, Николай Петрини и Христо Косовский были приговорены к смертной казни заочно (трое последних были задержаны, и приговоры в их отношении были приведены в исполнение до конца той же недели).

В СССР сумели сбежать командир группы Никола Петров, еще один боевик Димитр Златарев, а также Петр Абаджиев, непосредственно замкнувший контакт на взрывателе (этот последний — Петр Абаджиев — вернулся в Болгарию в 1944 году, в звании полковника РККА).

Несмотря на все улики правительство СССР свою причастность к теракту, разумеется, отрицало. Вряд ли кто-либо из находившихся в Москве организаторов жалел в те дни о чем-нибудь, кроме того, что план революции в Болгарии опять сорвался.

Правительство СССР, разумеется, свою причастность отрицало, несмотря на все улики, и вряд ли кто-то из обретавшихся в Москве организаторов жалел в те дни о чем-нибудь, кроме того, что план революции в Болгарии опять сорвался. Однако в Вене, где располагалась ближайшая к Софии резидентура Разведупра, нашелся один совестливый краском (видимо, последний). Его имя — Владимир Нестерович. Был ли он в дни взрыва в Софии лично, неизвестно, но чувство вины за участие в организации преступления толкнуло его на решение порвать с Разведупром и СССР. Оставив письмо с обещанием не разглашать секретные сведения, он скрылся в Германии.

В Москве было принято решение ликвидировать В. Нестеровича в назидание иным возможным отказникам. По приказу начальника ИНО ОГПУ М. Трилиссера В. Нестерович был отравлен 6 августа 1925 года в кафе Майнца двумя немецкими коммунистами братьями Голке, являвшимися агентами Москвы.

Убийство В. Нестеровича стало первым в истории советского шпионажа случаем убийства сотрудника разведки, ставшего невозвращенцем.
maslov: В СССР сумели сбежать командир группы Никола Петров
Как Петров? Опять Петров?
А почему нет Смирновых? Эта фамилия более распространенная.
nfhfynek: А почему нет Смирновых? Эта фамилия более распространенная.
И Кузнецовых до фига
Ещё в 90-е Петрик был — тоже по паспорту Петров
Во, блин. Многобуквенно. Не дочитал.
«А ничего, что сырники на самом деле творожники, а мы всё продолжаем притворяться, будто всё нормально? Сколько можно терпеть эту ложь?» ©
masal: Во, блин. Многобуквенно. Не дочитал.
А мне понравилось. В кои-то веки интересно было читать
masal: А ничего, что сырники на самом деле творожники, а мы всё продолжаем притворяться, будто всё нормально? Сколько можно терпеть эту ложь?
Э…Вспомнилось…
«Нас рано, нас рано мати побудила,
Сиру нам, сиру нам їсти наложила:
— Їжте, діти, суп с раками,
А я піду по сиру капусту»
Творог по-украински сыр
fara: Э…Вспомнилось…
«Нас рано, нас рано мати побудила,
Сиру нам, сиру нам їсти наложила:
— Їжте, діти, суп с раками,
А я піду по сиру капусту»
Творог по-украински сыр


«Сиру нам» © Пробел лишний?
fara: Творог по-украински сыр
Сырники из Украины к нам пришли, получается?
«Зато у меня сулугуни мягкий, а у тебя в буфете сыр такой, что им голову пробить можно.» © Г. Хазанов монолог про вороньи яйца
masal: Сырники из Украины к нам пришли, получается?
Ну да.
Меня вообще удивляет, как можно не розуміти мову?
fara: Ну да.
Меня вообще удивляет, как можно не розуміти мову?
Ну так, слегка размовляю.
Народу на инфо 161 чел. Во, блин. А ночью сбоил сайт чего-то.
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930