Одинцово-ИНФО

В поисках паранойева ковчега. Эпилог

29 октября 2021, 15:50

Прошло два года. Много воды утекло за это время из Нойки.

Главой Паранойевского округа после двадцатилетнего правления предыдущего единогласно был выбран Василий Иванович Чапаев, которого по праву стали называть верным продолжателей традиций Ноя.

Похорошел и преобразился Паранойев при Василии Иваныче. На въезде в город красовалась тридцатиметровая фигура Ноя- подарок известного московского скульптора. На старце только набедренная повязка, в одной руке топор, а другая приложена ко лбу. Ной смотрит вдаль. На голове боевое оперение. Первоначально скульптура предназначалась американским индейцам, но что-то у известного скульптора с индейцами не срослось. То ли трубку мира не выкурили, то ли топор войны не закопали.

Поэтому ничего не оставалось делать, как преподнести это монументальное произведение в дар городу Паранойев. За это творческое бескорыстие скульптора произвели в звание «почетного гражданина» города и выделили несколько сот гектаров земли, на которой новоявленный почетный гражданин пообещал для жителей округа построить паранойевский Нойеленд, в котором будет воссоздана история всемирного потопа в масштабе один к пятидесяти.

Нойеленд должен был тянуться от окраины города до села Нойка, где были найдены остатки ковчега.

Скульптор пообещал, что проект будет очень рентабельным. Нужно будет всего лишь много воды и «каждой твари по паре».

Как водится, заложили памятный камень в стройку века. И стройка закипела. Был вырыт огромный котлован для потопа. На этом стройка закончилась.

Через год дожди, бездомные собаки и наглые утки обозначили первые контуры Нойеленда. Приехавший в город скульптор провел экскурсию для местной власти во главе с Чапаевым. «Смотрите, — говорил он чиновникам, — главное сделано. Потоп и твари есть. Осталось построить небольшой причал и запустить с десяток ковчегов. Каждый пришедший в парк сможет попробовать себя в роли Ноя. Больше скульптор в городе не появлялся, а твари, как и завещал Ной, размножались.

Преобразилась и площадь около администрации округа. На площади напротив памятника Ленину «глаза в глаза» поставили скульптуру Ноя по проекту уже местного скульптора. Для симметрии композиции в руке Ноя была кепка. На самом памятнике бронзой было высечено. «Основателю российского государства и его первой столицы города Паранойева паранойевцы с благодарностью.

Улица Коммунистическая переименовали в Паранойевский проспект, что сделало окончательно невозможным возврат к прошлому.

Символом будущего и радужных перспектив стал институт, построенный на деньги из «упущенной выгоды». На здании из стекла и бетона выделялась огромная вывеска. «ПИЗДОЖ имени Ноя», что расшифровывалась, Паранойевский институт здорового образа жизни.

Президентом института единогласно избрали Василия Ивановича Чапаева. Также единогласно присвоили ему звание профессора. Раз в неделю он читал студентам лекции по теме «Несомненное влияние Ноя на дальнейшую демократизацию местного самоуправления в Паранойеве».

Ректором «ПИЗДОЖ» назначили Александра Маслова -Говорливого. Чапаеву запомнилась на той памятной встречи принципиальная позиция Александра, когда тот отказался пить «Гречневку» по идейным соображениям, заменив её коньяком. Ещё Маслов-Говорливый славно играл на баяне.

Новая должность раскрыла человека с новой стороны. Оказался он просто широчайшей души человек. Никто не забыт, ничто не забыто.

Матушку он пригласил к себе своим самым главным заместителем. Ему нравилась, как она заботилась о Муданафтах. «Пусть теперь обо мне заботится».

— Будешь теперь моей Замшей, — сказал ей Александр, подписывая заявление о приеме на работу.

— Какие обязанности надо выполнять? — спросила уже Замша.

— Заведовать канцелярией станешь. Будешь следить, чтобы в аббревиатуре нашего института кто-нибудь «о» на «ё» не поменял. Справишься?

— Конечно.

Маслова-Говорливого не могло не радовать, как верно он подбирает и расставляет кадры. В коллективе Замшу очень ценили. В застольях ей цены не было. Уже через две недели Матушка-Замша пила коньяк, не держась за стакан и могла курить две сигареты одновременно.В разгар торжества, когда до «на посошок» оставалось две-три рюмки, она подходила к Чапаеву.

— Потанцуем.

Василий Иваныч немного поломавшись, выходил из-за стола. Маслов-Говорливый начинал играть на баяне. Замша, одетая как школьница, белый верх, черный низ, начинала кокетливо покачивать ногой. И понеслось. Ножки туда, ножки сюда, потом сюда-туда. Чапаев не отставал. Но возраст брал своё.

Замша подпирала руки в бока и задорно кричала:

— Кто следующий?

Нашлось место в ПИЗДОЖ и Ване Нойману. Он читал авторский курс «ЗОЖ в ПИЗДОЖ как основа паранойевского патриотизма».

Нашлось место в институте и вечному оппоненту и западофилу Маслову — Немому. Он уже не немой. Вылечили. Теперь он просто Маслов. И получил в ПИЗДОЖ заведывание кафедрой по нездоровому образу жизни на Западе.

Федота Болмасова Чапаев назначил депутатом от оппозиции. Всем доволен. Жизнь удалась. В свободное время ездит в Нойку. Ищет ковчег Сталина. Слава старшего Муданафта не даёт покоя.

У Бабушки тоже всё хорошо. Запустила новую линию под брендом «Ной задиристый», крепкая настойка из коры остатков паранойева ковчега. Раз в месяц она приходит в соцзащиту за продуктовым набором. Видя удивлённые взгляды, обычно говорит:

— Вы, что не знаете? Я — малоимущая. Пенсии уже не хватает.

Бабушка, В поисках паранойева ковчега. Эпилог

Бабушка

Как и все другие «малоимущие» построила дом на местной «Рублевке» — в селе Нойка. Даже имеет общественную нагрузку. Возглавляет Совет малоимущих.

У Лямса всё сложилось печальнее. Его выгнали из газеты. В одной из статей он Чапаева назвал губернатором. Василий Иванович газет не читал и благоволил к Лямсу. Но зато газету читали в области. Оттуда позвонили и приказали Чапаеву немедленно гнать в три шеи редактора. Но все равно, расстались Василий Иванович и журналист по-доброму — пили вместе три дня. Чапаев даже порыдал на плече Лямса: «Какой же я мудак, что позволил тебя уволить. Но ничего пересидишь в тишине годочек, я тебя верну». На этом и расстались.

Наш главный герой, Лукьян Модестович Муданафт был назначен директором ноевского мемориального музейного комплекса. Должность оказалась очень престижной, а из упущенной выгоды положили хороший оклад.

Жизнь селян в Нойке улучшилась просто уже до невозможности. Во-первых, Нойка отныне являлась колыбелью русской государственности и началом мировой современной цивилизации. Во-вторых, была проложена дорога от мемориала до федеральной трассы.

Мощные красавцы автобусы, словно птицы-тройки, летят в четыре ряда по дороге в одну сторону. Экскурсанты-паломники со всех концов нашей необъятной Родины, ближнего и дальнего зарубежья спешат в Нойку, чтобы поклониться святым местам. Как говорят злопыхатели, которым лишь бы клеветать на «светлую» ноевскую действительность, «откат» за эту трассу был просто «зверский». Дорога получилась на загляденье. А, если заглянуть еще в итоговую смету строительства, то можно явственно представить, что укатывали дорогу не асфальтом, а золотом.

«Мемориал работает с 10 до 18. Выходной — понедельник. Неорганизованные паломники не обслуживаются», — висит над входом массивная доска из бронзы.

В центре лесной поляны возвышается памятник, представляющий из себя бронзовую волну, на которой плещется лодка, а в ней Ной, напоминающий издали «девушку с веслом», а вблизи Кощея Бессмертного. С веслом наперевес смотрит он в сторону сельсовета. Надо сказать, что бронза самый ходовой материал в мемориале, так как легко заменяется другим, более дешевым, но с тем же бронзовым оттенком. Поэтому была дана команда бронзу не жалеть. От памятника тропинка ведет через лес к мемориальному шалашу — временному пристанищу Ноя.

Шалаш изнутри был выложен кирпичом, а посередине поставили декоративный очаг с подсветкой, на котором висит бронзовый котел с водой. Вода тоже из бронзы. Завершает композицию, склонившийся в три погибели над котлом, бронзовый Ной в ожидании закипающей воды. Хотели еще изготовить фигуры и членов его семьи, но кончились деньги на бронзу.

Рядом с шалашом построили маленький, но очень добротный флигелек, в котором располагалась администрация мемориала. Эту администрацию в единственном числе представлял Муданафт. Работа не была обременительной. Мемориал был только одним из пунктов экскурсионной программы «По ноевским местам». По началу Муданафту льстило, с каким интересом слушали его люди о том, как он разгром МВФ с МБРР, вернул «упущенную выгоду» и нашел остатки ковчега. Но даже Лукьяну надоело по десять раз на дню рассказывать одно и тоже.

Единственное, что разнообразило мемориальную жизнь, это был прием в партию новых членов. Местное отделение партии посчитало хорошей традицией, давать присягу на верность новыми партийцами у священного места. Правда, принимали в партию только летом, когда можно было накрыть стол прямо на земле, а вечером в теплой, как парное молоко, реке устраивать совместное купание старых и вновь принятых партийцев. Стол всегда был богатый, поэтому после «на посошок» купались исключительно нагишом и партийки, и партийцы. Эту традицию называли «партийное крещение водой». Летние ночи были короткие, поэтому засветло до открытия мемориала партийцев грузили на автобусы и развозили по домам. А вечером ехали новые автобусы партийцев.

Лямс, конечно, расстраивался из-за увольнения, но не настолько, чтобы бросить пить. Он посчитал, что в увольнении виноват старина Фрейд, которого изредка читал в свои трезвые вечера. В отличие от водки работа в газете тяготила его.

Летними вечерами на берегу можно было увидеть трех мужчин, которые каждый раз о чём-то оживленно беседовали. Это были Лямс, бронзовый Ной и Муданафт. Перед ними на газете лежала незатейливая закуска. Каждый в руке держал по стограммовой бутылочке «Гречнёвки». Неиссякаемый подарок от Бабушки.

Выпив «на посошок», они шли к берегу и садились в лодку. Муданафт и Лямс на вёслах, а Ной переходил на корму.

— Куда плывём? — каждый раз спрашивал Муданафт.

— Туда, — каждый раз отвечал Ной.

— В «туда» очень красиво, — каждый раз мечтательно произносил Лямс. — В «туда», где нет упущенной выгоды.

Каждый раз утром их находили на берегу в километре от села. Обнявшись, они крепко спали в ожидании потопа.

54.198.139.112

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Чтобы осветить проблему с разных точек зрения мы даём возможность авторам высказаться, даже если их мнение частично или полностью не совпадает с мнением редакции. Стать нашим автором можно, предложив свою статью для публикации.

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми Ctrl+Enter
2 312 (+1)
Хорошо, но слишком часто повторяется «на посошок». А между тем, тостов для покидающих застолье было великое и разнообразное множество:
polsergmich.blogspot.c…log-post_1658.html?m=1
Здорово! Уржалась
lenivets: Хорошо, но слишком часто повторяется «на посошок»
А ничего трашного. Талант не пропьешь
lenivets: часто повторяется «на посошок»
сделал сознательно. типа художественный прием.
Какая прекрасная утопия. Какой чудный городок, просто островок мечты. Ну что ж, «наверное, в следующей жизни, когда я стану кошкой…ла-ла-ла-ла…»
ma333: Какая прекрасная утопия. Какой чудный городок, просто островок мечты. Ну что ж, «наверное, в следующей жизни, когда я стану кошкой…ла-ла-ла-ла…»
Всему есть канец тунец кабздец пипец
Резануло глаз «лепила». Это же из тюремного жаргона, к скульптору не применимо. Но, видимо, автор так видит.
В целом, как и предыдущая серия, так себе. Не лучшее у автора.
biunit: Резануло глаз «лепила». Это же из тюремного жаргона, к скульптору не применимо. Но, видимо, автор так видит.
Так там лепила — это доктор
alionka666: Так там лепила — это доктор
Ну естественно
ну среди интиллигенции сидельцев было много, может это как раз намёк на это)
Упущен большой и модный пласт, ковид. Как глава «Паранойевского института здорового образа жизни.» не могу не упомянуть, в этой теме много… умных персонажей.
biunit: Резануло глаз «лепила»
вернул первоначальное слово. Вы правы.
masal: Упущен большой и модный пласт, ковид.
слишком много паранойи город Паранойев может и не выдержать. К тому же, благодаря Вашему руководству ПИЗДОЖем все антиваксеры были уничтожены еще до ковида.
yans: были уничтожены
были переубеждены…
ma333: были переубеждены…
мечты, мечты…
Здесь комментировать могут только зарегистрированные пользователи