Как начиналась Рублёвка

18 января 2007, 15:54

Адрес главы государства: Зубалово — «дальняя» дача Сталина

Запад Подмосковья издавна славился живописными ландшафтами, вдохновлявшими русских зодчих на великие творения. Сколько храмов, усадеб, дворцово-парковых ансамблей было здесь создано за минувшие столетия. Не остались без внимания эти «остатки царской роскоши» и после Октябрьской революции. В бывших усадьбах вдоль Москвы-реки, Старой Смоленской дороги и близ Звенигорода разместились дачи, дома отдыха, санатории тех, кого привечала советская власть. Только вождь пролетариата оставался в имении «Горки» нынешнего Домодедовского района, остальные селились западнее столицы, где и сформировалась своеобразная «зона отдыха» советской, а впоследствии и российской элиты.

Жители Одинцовского района знают, что их земляками в разные годы были Сталин, Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев, Ельцин. Официальная загородная резиденция Президента Российской Федерации В. В. Путина также находится в нашем крае, невдалеке от села Усово. О нескольких адресах, по которым проживали главы нашего государства, мы расскажем в выпусках тематической страницы «Одинцовская земля».

Одним из первых руководителей страны Советов, обосновавшимся на Рублево-Успенском шоссе в 14-ти километрах от Кунцева, стал Иосиф Виссарионович Сталин, избранный в 1922 году Генеральным секретарем ЦК ВКП(б). Он занял госдачу «Зубалово-4» — не самую большую из зубаловских замков: два этажа, 12 комнат, около 500 квадратных метров площади.

История «Зубалова» (название это никогда не принадлежало какому-либо из населенных пунктов района) начинается в середине XIX века. Когда-то здесь находились две усадьбы: коллежского асессора Абрама Хвощинского и Анны Задгален, устроившей тут химический завод. Затем этот участок земли купили крестьяне соседней деревни Барвиха Щавелев и Кондратьев, а в 1892 году его хозяином стал бакинский нефтепромышленник Л. К. Зубалов. Последний был психически болен и страдал манией величия, поэтому возвел на купленной земле несколько зданий, схожих по архитектуре со средневековыми замками, а всю территорию обнес кирпичной стеной с башенками. С тех пор усадьба стала именоваться «зубаловской».

А на противоположном от Зубалова берегу Москвы-реки расположилось имение Петровское (ныне — Петрово-Дальнее), принадлежавшее князьям Голицыным. Последним его владельцем был князь А. В. Голицын, родившийся в 1876 году. После окончания медицинского факультета Московского университета в 1901-м, он совершенствовался в качестве хирурга в Старо-Екатерининской больнице в Москве, а впоследствии практиковал в Петровском имении, устроил там амбулаторию, приют для неизлечимых больных, церковно-приходскую школу и богадельню.

Во время Первой мировой войны доктор Голицын, состоявший членом постоянной врачебной комиссии при Московском губернаторском комитете всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам, стал главным хирургом лазарета, размещавшегося в имении «Зубалово». По рассказам современников, в лазарете царили чистота и порядок. Голицын настаивал, чтобы не только военные, но и простые крестьяне обращались к нему за врачебной помощью, не стесняясь, в любой момент. И помогал им бесплатно.

После революции 1917 года «Зубалово» недолго оставалось бесхозным. По свидетельству историка А. Латышева, В. И. Ленин дал секретное указание соорудить здесь для него и для других высших руководителей страны персональные дачи, а “рядом совхоз поставить на ноги” для поставки свежих продуктов.

В мае 1922 года Ленин писал Сталину: “Не пора ли основать 1-2 образцовых санатория не ближе 60 верст от Москвы? Потратить на это золото; тратим же и будем тратить на неизбежные поездки в Германию. Но образцовыми считать лишь те, где доказана возможность иметь врачей и администрацию пунктуально строгих, а не обычных советских растяп и разгильдяев.

P.S. Секретно. В Зубалово, где устроили дачи Вам, Каменеву и Дзержинскому, а рядом устроят мне к осени, надо добиться починки жел-ветки к осени и полной регулярности движения автодрезин. Тогда возможно быстрое и конспиративное и дешевое сообщение круглый год”.

Вскоре на дальних и ближних подступах к Москве были построены не один-два, а несколько санаториев для разраставшейся всевозможной номенклатуры и ее семейств. Происходило все это в условиях жесточайшего голода и разрухи, царившей в стране. «Совхоз», кстати, организовали уже в 1924 году. Это было подсобное хозяйство ОГПУ «Горки-2», сформированное по личному указанию Ф. Э. Дзержинского на базе бывшего имения Трапезникова, снабжавшее партийные дачи яйцами, молоком, мясом и овощами. «Под крылом» ОГПУ-МГБ-КГБ это хозяйство находилось еще долгое время.

Кроме Сталина, там проживали родственники его первой жены Екатерины Сванидзе, родители второй жены Надежды Аллилуевой. В своей книге «Двадцать писем к другу» дочь Сталина Светлана Аллилуева вспоминает о тех днях: «Как-то раз — это была редкость — мама провела целый день с нами в Зубалове; должно быть, нужно было заменить учительницу. Она что-то убирала, что-то шила, что-то обсуждала с няней, проверяла мои тетрадки. Сентиментального сюсюканья с детьми она терпеть не могла, но зато, когда у нас в Зубалове делали детскую спортивную площадку, то уж она сама выдумывала, как ее интереснее устроить. И “Робинзоновский домик” на деревьях, наверное, возник не без ее участия. Она любила фотографировать и хорошо это делала. Все наши семейные фотографии в Зубалове и в Сочи сделаны ею. Она снимала детей, природу вокруг, сам дом. Благодаря ей остались фотографии нашего дома в Зубалове»… Особенно Светлана вспоминала об одном из фотоснимков: «Мама опять в шали на плечах, за столиком в Зубалове — это домашнее фото было увеличено после ее смерти по желанию отца. И большие увеличенные фотографии были развешаны по всем комнатам нашей новой квартиры в Кремле».

Жене Сталина в 1931 году исполнилось всего лишь 30 лет. Она училась в Промышленной академии на факультете искусственного волокна. Здесь же учились ее приятельницы - Дора Моисеевна Хазан (жена партийного деятеля А. А. Андреева) и Мария Марковна Каганович. Секретарем партячейки у них был молодой Никита Сергеевич Хрущев, приехавший в Академию из Донбасса. После детей Надежда Аллилуева была самой молодой в доме. Учительницы, няня, экономка, повариха — все были старше, всем было за сорок-пятьдесят лет. Но все любили молодую, красивую, деликатную хозяйку — она была признанным авторитетом.

После трагической смерти жены в 1932 году Сталин практически перестал видеться с детьми, которые жили в «Зубалово» под присмотром экономки Каролины Тиль. Начальнику своей личной охраны Николаю Власику он отдал распоряжение ежедневно докладывать о поведении детей. Власик отнесся к приказу с рвением — поручил надзор коменданту зубаловской дачи Сергею Ефремову. Тот составлял подробные отчеты, докладывал о малейшей провинности. Василий (Сталин) очень быстро усвоил и перенял эту манеру общения. Вскоре он тоже строчил записки начальнику охраны и отцу. «Товарищ Власик! Вы доложили отцу, что я довел вчера Пупка (так Сталин называл дочь Светлану) до слез. Этого не было. Товарищ Ефимов ввел вас в заблуждение».

Иногда, уже после 1932 года, кремлевский вождь приглашал в «Зубалово» родственников покойной жены. Вот как об этом вспоминала Кира Павловна Аллилуева, племянница Сталина, осужденная позже тройкой Особого совещания на пять лет лагерей: «Мы жили в одном доме, и я видела Сталина каждый день. Там, на втором этаже, они все по ночам и заседали. Иногда звонил: “Павел, приходите с Кирой на шашлыки”. И сам хлопотал у мангала... Однажды мы сидели в саду: я, папа и Сталин. Я при пионерском галстуке, перед нами три рюмки, Сталин разливает коньяк: “Ну что, выпьем?” — “Иосиф Виссарионович, я же пионерка!” — “Так ты за меня не выпьешь?” — “Я пионерка”. — “Ну и черт с тобой. Не пей. Молодец”. Он обиделся».

Соседом Сталина по госдаче был Анастас Иванович Микоян, занимавший замок «Зубалово-2», в котором отдыхал вплоть до 1965 года, пока не оставил пост председателя Президиума Верховного Совета СССР. Этот замок, в отличие от сталинского, был больше площадью, с мраморными статуями, привезенными прежними хозяевами из Италии, старинными гобеленами, разноцветными витражами.

Сын Анастаса Ивановича — Серго вспоминал: «Деревня называется Калчуга, станция электрички — Усово, а Зубалово — это два поместья бывшего бакинского нефтепромышленника... Сталин жил в доме сына Зубалова, в полукилометре от нас, за отдельным кирпичным забором. Он жил только со своей семьей. А в нашем Зубалово в двух отдельных домах жили, кроме нас, Дзержинские (вдова Софья Сигизмундовна, сын Ян и невестка Люба с их сыном Феликсом), Караханы, польский коммунист Варский, родственники Сталина по линии двух жен: Аллилуевы (2 семьи, 8 человек) и Сванидзе (3 человека). В третьем доме на общей территории жил Ворошилов. Когда он переехал в построенную ему дачу, вместо него вселился Ян Гамарник. У всех были дети разного возраста. Соответственно, мы все дружили - по возрастам. Ваня и я - с детьми Аллилуевых (Сережей, Сашей, Ксенией, Кирой), старшие братья - с Ветой Гамарник, с Васей Сталиным, позже и со Светланой Сталиной.

В 1937 году Сванидзе, Варский, Караханы, муж Анны Сергеевны Аллилуевой - ответственный сотрудник НКВД Реденс - были репрессированы. Потом была эвакуация в Куйбышев. А после возвращения из эвакуации, в мае 1942 года, мы остались одни на всей даче. Правда, наша семья быстро росла: уже в 1951 году у родителей было 4 невестки и 5 внуков и внучек».

Завязывались в «Зубалове» и романы. Летом 1934 года сюда была приглашена семья секретаря Горьковского райкома партии Андрея Жданова. Его сыну Юрию шел 15-й год, а Светлане Аллилуевой было всего восемь. Долгое время после зубаловского знаком­ства они не виделись, а в 1948 году встретились на вечеринке у балерины Ольги Лепешинской. К тому времени, после развода с Григорием Морозовым, Светлана осталась с трехлетним сыном Осей, а Юрий Жданов был холостым демобилизованным майором, ассистентом МГУ. Позже он вспоминал: «По поводу нашего брака много было всякой клеветы: вот, мол, породнились две династии партийных правителей! Но мой отец к тому времени уже умер. На самом деле все было и проще, и сложнее, чем пишут. Я любил ее, поэтому и женился».

В октябре 1941 года «дальнюю» дачу Сталина, как называли «Зубалово», (ближняя была в Кунцеве, недалеко от Поклонной горы), по слухам, взорвали. Однако она и по сей день стоит за четырехметровой красной кирпичной стеной на Рублево-Успенском шоссе. Жители близлежащих домов говорят, что по сталинской дорожке уже в наши дни гуляли работники российской генпрокуратуры, а сегодня здесь чаще видят бойцов в форме кремлевского полка. Жизнь продолжается и, возможно, история этой усадьбы раскроет нашим потомкам новые тайны.

Подготовил Николай МИТРОНОВ.

34.204.171.214

6 221 (+5)
Ошибка в тексте? Выдели её и нажми Ctrl+Enter
Интересно заметить , что первые советские лидеры были евреями, хотя и с русскими фамилиями...а жены их... ну чисто не русские... ситуация повторилась с китайскими лидерами...у них жены все были русские и учились они в Москве...ну интересная политика , да ?
русских нет) а щас на рублёвке вообще сброд...и каца я понял где в Калчуге эти резиденции..по правую сторону от шоссе, если ехать на Москву сразу после речки (не помню её название)на границе барвихинского и горского сельских поселений
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса