Пусть они боятся. Отповедь запугивателю

921
Воскресенье, 2 сентября 2018, 11:40

Тут один порталец как бы предупреждает — заткнитесь, мол, дорогие мои. Не смейте желать сдохнуть Путину и губернатору. Но есть возражения: пожелания смерти — это, конечно, эмоционально, ярко, яростно, но это, тем не менее, не экстремизм, а значит, никакого срока за это нет и быть не может. Экстремизм — это если бы кто-то призывал убить президента или губернатора, или обоих разом. А таких призывов как-то ни в одном клане их противников нет, наоборот, им обычно желают дожить до суда. В этом пожелании тоже нет экстремизма, так как суд — нормальное явление в человеческом обществе, он, может, их даже оправдает, кто знает.

Так что пугалки эти ваши… Фигня.

Конечно, всегда находились непопулярные и при этом глупые властители, которые хотели как-то ограничить свободу высказываний о себе. Заводили тайную полицию, хватали бунтовщиков, сажали их в тюрьмы. Вот, во Франции так было, за песенки о короле и кардинале целую Бастилию бунтовщиков насобирали. А народ всё равно восстал и королю с королевой отрубил головы. Кардиналам тоже ручки загребущие укоротили. А Бастилию снесли.

Были властители поумнее — можно вспомнить историю о каком-то из русских царей, которому подгулявший солдат в портрет, висевший в кабаке, в сердцах плюнул: «Объявить перед фронтом рядовому Агафону Сулейкину, что я сам на него плюю. А так как этот несчастный в пьяном виде не ведал, что творит, то дело прекратить, а в кабаках царских портретов не вешать».

В общем, эти попытки заткнуть людям рот, запугать их, заставить замолчать, запретить им изливать негодование и эмоции — это сродни попыткам зашить человеку жопу за то, что она иногда пукает.

Конечно, Единая Россия преуспела в подобной кадавр-хирургии. Всю страну она, например, заставила скакать на одной ноге. И пока другие страны бегут по дороге прогресса, отталкиваясь то левой, то правой, Россия пытается ускакать, угнаться на одной ноге уже второе десятилетие, и получается очень скверно. Самые сильные ускакали давно туда, что и не видно их, и даже прежде слабые уже Россию догоняют и с ухмылками обходят.

Теперь некоторые дурни пытаются придумать и ввести законы из позапрошлого века — типа, об оскорблении величества. Угрожают наиболее смелым и нетерпимым наказаниями.

Но о чем они забывают? Нынешний, выражаясь словами Пушкина (не боялся, кстати, такое писать!), «властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой, над нами царствовал тогда», уже явно на излёте. Очень долго правит, и понятно, что эпоха его заканчивается. Он мог уйти в зените славы после второго срока, и даже остался бы в российской истории на позитивных нотах. Но, к сожалению, не смог справиться с гордыней, или совершил столько негодных поступков, что побоялся последовать Конституции и нарушил её, урузрпировав власть. Безумными решениями ввел страну в противостояние с целым миром, а чем это всё закончится — думаю, понятно всем. Ссать против ветра — последствия всегда предсказуемы. В российской истории он окажется заслуженно оплёванным, с указанием всех совершенных им и его окружением непотребств. Маятник ушел уже очень далеко, и, как Путин не пытается его сдержать в мёртвой точке, он уже полностью готов к началу обратного движения.

Что это означает для тех, кто выполняет преступные приказы узурпатора, кто затыкает людям рты, сажает их в тюрьмы за митинги и пикеты, за лайки и репосты? Ничего хорошего. В эпоху сталинизма за малейшее недовольство убивали, убивали недовольного, сажали в тюрьму жену, отдавали в детдом детей врагов народа. И, когда маятник истории пошел в другую сторону — оказалось, что лишь единицы уцелели, да и те запуганы до смерти, а дети их, кроме детдома, и не помнят ничего. А сейчас, хотя и тоже убивают некоторых, убивают всё же не в таких масштабах. Люди выживут, выйдут из тюрем. Уцелеют их родные, знакомые, знающие о подоплеке дела — что человек сказал, за что его посадили. Мало того, останутся судебные документы. Это ведь меч обоюдоострый, там указаны и судьи, и прокуроры, и следователи, и доносчики — весь комплект подонков. Конечно, они попытаются как-то с архивами свести счеты, возможно, начнутся пожары. Но сейчас очень многое хранит интернет. Да и люди, люди живы — и потерпевшие от преступной власти, и их адвокаты. И, когда власть упадёт из рук узурпатора, со всех по каждому делу будет спрошено. Это неизбежность.

Вот человек, решивший нас попугать, упоминает некоего служивого в казенной форме. Служивый говорит, мол, что нас привлечь можно. А этот служивый думает о завтрашнем дне, который уже близко, очень близко, учитывая состояние нынешнего развала в экономике, нарастающие проблемы, крайнюю неавторитетность власти в глазах народа? Наверняка думает. Поэтому кто из них поумнее, в грязь не лезет, а подписи там заставляют ставить всяких дурачков. Это хитро, конечно, но преодолимо — дурачки тоже сами отвечать за всё не захотят, и о том, кто от них требовал политических расправ, расскажут. Тем более, что инструментов всяких много — договор со следствием, сокращение или полное освобождение за помощь в раскрытии преступлений.

Так что пусть они боятся, все, кто служит Путину и его приближенным миллиардерам самбистам, охранникам, тренерам, поварам, массажистам, виолончелистам и прочей челяди, которым тоже вместе с Путиным осталось уже совсем недолго.

Не бойтесь их, люди! Их гипноз — наш страх. Смейтесь над ними. Над их фальшивым дутым патриотизмом, над их ужимками и прыжками, над их дебилами-пропагандистами с телевидения, над их неуемной жаждой набивать карманы любой ценой, над их потешными дворцами в стиле французских королей, над их соревнованием в величине океанских яхт, над их тошнотворным тщеславием, над их лживостью и любовью представлять белое черным, а черное белым.

И помните — это они нас боятся. Трусят до усрачки, думают огородиться от нас держимордами в касках, пулемётами и бронемашинами, зачищают улицы от жителей, приказывают собирать себе бронепульманы, окружают себя «простонародьем» с рациями в ушах. Смелый, не боящийся своего народа человек не станет так делать, вы видите перед собой просто ссыкливого жалкого негодяя.

Не бойтесь. Смейтесь. Правда за вами.

Irina.Grinchenko: «Не бойтесь их, люди!» — вот повеселило. Как же любят призывать других не бояться люди, скрывающие свои настоящие имена
Да ладно. Тут дело в том, что все эти преследования — обычная выдумка. И Бармалейкин прекрасно знает, что никто его преследовать не будет и не собирается.
masal: никто его преследовать не будет и не собирается.
Да тут полно неуловимых Джо. Как и везде, впрочем
«Но вот курьез: он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство! — Доказательство Канта, — тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, — также неубедительно. И недаром Шиллер говорил, что кантовские рассуждения по этому вопросу могут удовлетворить только рабов, а Штраус просто смеялся над этим доказательством. — Взять бы этого Канта, да за такие доказательства года на три в Соловки! — совершенно неожиданно бухнул Иван Николаевич. … Ведь говорил я ему тогда за завтраком: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут» © Булгаков
Автор борется с запугиваниями, а затем, как бы в насмешку над самим собою, запугивает своих пугачей и даже считает их уже запуганными.
Над Вами потешаться будут, Бармалейкин.
Вы сами скоро над собой потешаться будете. Вспоминать — а помнишь, как нас Единая Россия на митинг сгоняла? А помнишь, на работе заставляли за их кандидатов расписываться? А помнишь, начальство требовало все наши аккаунты в соцсетях им сообщить? А помнишь, требовали, чтобы мы всякую похвальбу там едросам и их фюрерам писали? А помнишь, как они требовали, чтобы мы на выборы шли обязательно? Сами себе будете удивляться — а что нам всем мешало дружно послать уродов нах. й?
Barmaleikin: Вы сами скоро над собой потешаться будете.
Это мы завсегда горазды. Можно и над собой посмеяться изредка.
Barmaleikin: Вспоминать — а помнишь, как нас Единая Россия на митинг сгоняла?
Не, не помню. Нас не сгоняла.
Barmaleikin: А помнишь, на работе заставляли за их кандидатов расписываться?
Не, не помню. нас на работе никогда не заставляли расписываться.
Barmaleikin: А помнишь, начальство требовало все наши аккаунты в соцсетях им сообщить?
Не, не помню. Начальству вообще не интересны наши аккаунты в соцсетях.
Barmaleikin: А помнишь, требовали, чтобы мы всякую похвальбу там едросам и их фюрерам писали?
Не, не помню. Никогда ничего подобного не требовали.
Barmaleikin: А помнишь, как они требовали, чтобы мы на выборы шли обязательно?
Тут кое-что припоминаю. Что бы пришли на выборы, требовало. А, вот за кого я проголосую на этих самых выборах, никто не интересовался. Пачиму?
Barmaleikin: Сами себе будете удивляться — а что нам всем мешало дружно послать уродов нах. й?
Один маленький нюанс: зарплата.
А вот насчёт «дружно» — это к коммунистам. Это у них «вся страна в едином порыве…» и т. п.
А у нас закон джунглей: «каждый сам за себя».
Экий везунчик. В частной конторе, видимо, трудится. Ну там свои моменты, опосредованные — экономика и до вас достучится. А помнишь, как Путин НДС повышал, а помнишь, как он с коррупцией боролся, только все резервные фонды были просраны, зато у его дружков выросли дворцы, а помнишь, какие налоги нам ввинтили, а сами бабло жгли в топках Сирии и Донбасса. Там своё, собственное. Что-то, да припомните. Найдется и про вас.
Barmaleikin: Экий везунчик. В частной конторе, видимо, трудится.
Страшно бросить муниципалов и к частнику устроиться? Ну, что бы повезло?
Barmaleikin: Ну там свои моменты, опосредованные — экономика и до вас достучится.
Да вовсю стучится. То развалится, то зарплату платить перестанут. То в ночь или в выходной поработать бесплатно надо. Отпуск просишь как личный дорогой подарок. И т. д. Нюансов у везунчиков дохрена.
Barmaleikin: А помнишь, как Путин НДС повышал
Помню.
Barmaleikin: как он с коррупцией боролся, только все резервные фонды были просраны, зато у его дружков выросли дворцы
Помню. И не только у его дружков. Я даже помню, что у генерала-главы антикоррупционного комитета оказался дом на рублёвке из 100 (ста) комнат.
Barmaleikin: а помнишь, какие налоги нам ввинтили, а сами бабло жгли в топках Сирии и Донбасса
Про НДС было уже. А какие ещё налоги ввинтили за последние 18 лет?
В Сирию с Донбассом не подумавши влезли. Не помнят, как императоры грузин от персов спасли, а они потом в шляпу русским насрали.
Barmaleikin: Там своё, собственное.
И не только там. Я ещё помню, как Медведев на Кубу съездил и рисанулся конкретно: 30 миллиардов долларов долга кубинцам простил. Не своё, не жалко.
Barmaleikin: Что-то, да припомните.
Как видите, помню больше Вашего.
Barmaleikin: Найдется и про вас.
Находится, находится. И не меньше Вашего.
Это повод пугать пугачей?
lenivets: Помню.
Ну вот и славно.
Barmaleikin: Ну вот и славно.
Ага.
А я ещё помню, что крикуны, которые орали громче всех «Власть прогнила, ату её!». Когда власть свалят и начинается всеобщий пиндец, внезапно оказываются в Париже или Нью-Йорке. И оттуда смотрят: как тут стало хорошо.
А вот те, кто слушал крикунов, разинув рот, поверил и взялся за вилы, неизменно оказывался у ещё более разбитого корыта под шум новых крикунов, что надо власть валить, как тогда, но потом всё будет по-другому.
lenivets: Про НДС было уже. А какие ещё налоги ввинтили за последние 18 лет?
В Сирию с Донбассом не подумавши влезли. Не помнят, как императоры грузин от персов спасли, а они потом в шляпу русским насрали.
Любая агрессия во все времена называлась «освободительным походом».
Например, и Гитлер декларировал, что он дескать СССР освободить хочет…(от большевизма)
lenivets: А я ещё помню, что крикуны, которые орали громче всех «Власть прогнила, ату её!». Когда власть свалят и начинается всеобщий пиндец, внезапно оказываются в Париже или Нью-Йорке. И оттуда смотрят: как тут стало хорошо.
А вот те, кто слушал крикунов, разинув рот, поверил и взялся за вилы, неизменно оказывался у ещё более разбитого корыта под шум новых крикунов, что надо власть валить, как тогда, но потом всё будет по-другому.
Про большевистский переворот-неправдоподобно…
И про Майдан не подходит…
Вроде бы и не было ничего более…
maslov: Про большевистский переворот-неправдоподобно…
Дануна!
Императора нагнули на отречение Рузский Гучков и Шульгин при потакании Алексеева. Кто из них был большевик?
Ну и из ельцинской команды я никого с нищенской котомкой не видал.
maslov: Любая агрессия во все времена называлась «освободительным походом».
Например, и Гитлер декларировал, что он дескать СССР освободить хочет…(от большевизма)

Гитлеру это нафик не надо было. Он был честный малый и прямо говорил, что хочет освободить восточные земли от всякой нечисти для проживания культурных немцев.
lenivets: Императора нагнули на отречение Рузский Гучков и Шульгин при потакании Алексеева. Кто из них был большевик?
Они что орали «Власть прогнила?»
lenivets: Он был честный малый и прямо говорил, что хочет освободить восточные земли от всякой нечисти для проживания культурных немцев.
Это он своим говорил…
А миру говорил»Я иду спасать Россию от большевизма…
Ампиратор тоже говорил-Иду спасать Грузию, а на деле…
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса